суббота, 19 августа 2017 г.

Тропинками детства

Память стирается. Чем больше проходит времени, тем всё больше исчезает деталей, названий, имён и событий. Если б я умела рисовать, то зарисовала бы каждый уголок дорогого сердцу места. Но рисовать не умею.
Река. Речка Реня. С холодной, прозрачной водой и довольно быстрым течением. 
Село расположилось по левому берегу реки, бежит от неё в гору. И уже на горе расходится в разные стороны. 
Въезд в Любегощи начинался с моста через реку.
Сейчас от него остались только развалины.
Обманывает память или в самом деле этот мост строился в нашем детстве? Может просто меняли верхний настил? Точно помню, как переходили речку, а под ногами были только брёвна, через которые далеко внизу просвечивала вода. Было жутко. Только недавно мне перестало сниться, как я иду по этим бревнам, а внизу – бездна. 
Перед мостом в центре реки был ледорез. Почти до него доходил один из мостиков, которых было множество в деревне, и почти все они носили имена тех, кто их строил или, может быть, тех, напротив чьего дома они находились. 
Этот был без имени. Он располагался напротив старого здания пекарни. Об этом я в детстве не знала. Иначе обратила бы на него внимание. А так это был для меня просто старый сарай с заколоченными окнами. А ведь он до сих пор красив этот "сарай"!
Если дойти до самого конца мостика, где хозяйки полоскали белье, то можно было дотянуться и вступить на чёрные и скользкие бревна ледореза. Стоишь на нём, смотришь в воду, и голова идёт кругом от быстрого течения. А в воде плавают маленькие и большие рыбы: пескари, голавли… Змеями вьются водоросли. 
За мостом ещё один маленький мостик, на котором полоскали бельё. Царёв мостик. По фамилии Царёвых, которые жили возле реки, на первом этаже больничного дома.

Сюда мы ходили редко. 
Если пройти вниз по течению ещё несколько десятков метров, то тропинка приводила к нашему любимому Фомушкину мостику. В этом месте к реке спускались только огороды. В том числе и огород Фомушкиных. Мостик был сделан из широких досок. Внизу под водой ступенька, чтоб удобно было спускаться в воду. 
Сразу у мостика было глубоко, в детстве почти «по шейку».
Любимым местом на реке было это. Здесь купались, здесь загорали, играли, здесь переходили речку, чтобы попасть в лес, сокращая дорогу. Здесь катались на валенках (коньков ни у кого из нас не было) по льду зимой. Сюда съезжали на санках с крутой горы.
В этом месте одно время русло реки раздваивалось, оставляя в центре островок с мелким речным песком. Возле островка было глубоко - «крышка». 
Одно время здесь были лавы. Навес из брёвен и досок, временный хлипкий мостик. Тут он состоял из двух частей: длинной – в широком месте реки до островка и узкой, где лежала одна широкая доска. 
Здесь я однажды тонула. Кто-то из девчонок, зная мою боязнь переходить через реку по лавам, стал прыгать, раскачивая доску. Голова закружилась, и я полетела вниз. Помню, как шла ко дну с открытыми глазами. Нахлебавшись воды, я кое-как выбралась. Перепугались тогда все. Страшно было, что попадёт дома за мокрую одежду. Добежали до дома Тани Ганюшкиной и стали сушить мою одежду утюгом. Высушили кое-как, а вот новые босоножки, с разноцветными ремешками, которые я надела в тот день в первый раз, были испорчены. Это были самые красивые босоножки в моем детстве. И, пожалуй, единственная ВЕЩЬ, потери которой мне было так отчаянно жаль... Пока одежду сушили, времени прошло много. К тому же мой полёт видел рыбак, которого мы в кустах не заметили, и сдал меня маме. Дома меня ждал прут…
Здесь же, на Фомушкином мостике, ловили раков. На глубине под берегом те, кто умел нырять, залезали в норы руками. Мы же привязывали к длинной палке алюминиевую вилку и сверху, наклоняясь над водой, высматривали рака. Попасть и проколоть панцирь удавалось редко. Вилка гнулась и ломалась. 
В нескольких шагах вверх по течению, где было мелко, сачком ловили мелкую рыбу - сомов и лёжней (не знаю, как на самом деле они называются, но мы называли их так). Марлевые сачки использовали те, что покупали нам для ловли бабочек. Было тогда такое любимое занятие у ребятни. Когда сачок рвался к нему пришивали другую марлю и использовали для рыбалки. Ставишь сачок на землю, а сам, топая ногами, выгоняешь рыбу из тины.
Еще ниже по течению был Беляков мостик. Тут тоже иногда строили лавы. Здесь мы не купались – мелко. 
Возле этого мостика ловили на удочку пескарей. На рыбалку ходили с полулитровой или литроврй стеклянной банкой, к которой была приделана ручка из веревки. Удочку могла сделать любая девчонка. Длинная тонкая ивовая палка, на ней леска, поплавок, грузило, которое зажимали зубами, и крючок. 
Чтобы пройти дальше по реке, нужно было подняться в горку, здесь берег был в зарослях ольхи. Поднимешься на горку, и вдоль изгороди, отделяющей усадьбы, идешь по краю горы, а потом спускаешься вниз к Глинкам. Так и говорили: «Пойдем на Глинки». Здесь дно реки было скользким от глинистой почвы. Возле мостика можно было купаться «по шейку». 
Дальше вдоль берега по реке не ходили. Переходили речку по одним из лав и шли в лес. 
Шли по полю, которое редко бывало засеяно. Здесь пасли коров. Бабушка называла это место Красный сад и говорила, что когда-то здесь была битва. Мол, красный от крови...
Но кто ж вовремя слушает рассказы бабушек?..
За Красным садом начинался Первый бор. Лес между рекой и дорогой, образовывавший условно треугольник. Заблудиться тут было нельзя.
На остром углу этого треугольника, у дороги, находился Марфин омут.

Спуска к нему не было, во всяком случае с правого берега. На воду смотрели сверху с крутого обрыва. Здесь река делала поворот влево, а потом снова вправо.
Тут на краю поля был Чёрный омут.

Бабушка, возможно, боясь, что мы захотим здесь искупаться, рассказывала истории о том, что тут есть водовороты, которые утаскивают под воду. Я трусила, представляя себе, как водяной тянет меня за ногу, и ни разу там не искупалась.
А ведь кто-то когда-то дал названия этим омутам! Видимо какие-то истории были с этим связаны! Кто теперь вспомнит? Кто расскажет? Да и называют ли их сейчас так? Помнят ли?
Когда стали "постарше", лет десяти, стали ходить купаться вверх по реке. Туда, где теперь построен новый мост. Там была нырялка. Доска, вкопанная в край высокого берега, с которой смелые и умеющие плавать прыгали в воду.
Возле нырялки было небольшое поле, где рос турнепс. Брать его никто никогда не запрещал, и мы постоянно грызли эти вкусненные огромные белые клубни. Так и остался в памяти запах речной воды, травы и турнепса...
Вот сколько раз уже писали в блоге и о другой реке детства, и я о Рене, а захотелось вспомнить эти места и мостики. Оставить в памяти уходящие названия.
Пока не поросло быльём... Ведь не поросло?



среда, 9 августа 2017 г.

Тебеньки. Деревня детства моего

«Куда уходит детство? В какие города? И где найти нам средство, чтоб вновь попасть туда?» - поётся в песне.
Каждое лето мы с братом гостили у бабушки и дедушки (родителей папы) Ореховых Анны Васильевны и Ивана Васильевича в деревне Тебеньки, которая находится недалеко от Пронино (0,5 км.).
Именно туда и захотелось совершить свой краеведческий экотур "Тебеньки. Деревня детства моего", присоединяясь к библиотечным экотурам.
Мы побывали в гостях у семьи Раковых и Платоновых, вспомнили с ними как же раньше было там здорово. Сколько на лето приезжало внучат. 
         
Нам никогда не было скучно в деревне. Ведь там у нас были друзья, мы строили шалаши, играли в разные игры, ходили на рыбалку. Когда приходило время возвращаться в город, нам всегда было очень грустно расставаться и с бабушкой, и с дедушкой, и с друзьями, и с родной деревней.
Взаимоотношения были настолько доверительные, что двери домов никогда не запирались на замок, достаточно было просто палочки в дверной ручке, чтобы понять: хозяев нет дома. 
Чтобы кто-то из своих деревенских залез в чужой дом? Такого не было никогда! 

В памяти навсегда останется русская печка, в которой бабушка пекла пироги, делала запеканку, варила суп, кашу. Мы любили залезать наверх, представляли, что мы в шалаше, болтали, играли и ели какие-нибудь вкусняшки.
Свежий воздух, прохладная родниковая водица, в огороде ульи с пчелами, сад и солнышко дарит лучи радости и счастья.
Как ни грустно осознавать, но того далёкого времени, которое так сладко пахнет бабушкиными пирогами, свежескошенной травой, парным молоком, геранью и бегонией на окошке, уже не вернёшь. 
Именно детство – это та счастливая пора, когда паришь в облаках и любишь своей наивной детской любовью весь мир.
В детстве мы были весёлыми и беззаботными, нам казалось, что весь мир добрый, открытый, нет в нём ни злости, ни ненависти, ни войн, ни предательства. Пройдя по тропинкам детства, понимаешь, что раньше было всё по-другому – светлее, вкуснее, лучше.
Как жаль, но деревни умирают!!! 
У меня есть сведения, что на 1926 год в деревне насчитывалось 22 хозяйства по данным из «Подворного списка д. Тебеньки Чамеровской волости», а на 2002 год уже всего 10 хозяйств, в которых было прописано пять человек. На данный момент в родной для меня деревушке осталось 9 домов, но из них лишь два дачных и ни одного прописанного владельца. Какая разница в цифрах!!!
Еле живёт колхоз, запускаются поля и пашни, закрываются фермы, всё кругом зарастает молодыми деревцами и высокой густой травой. 
Тихо уходит в небытие та, дорогая сердцу кормилица деревня, как множество таких же в округе. А с ними уходит самое важное – любовь к земле, желание на ней работать. 
Нам остаётся верить, что жизнь и время всё расставят на свои места. Только вот какие усилия для этого потребуются, и какова будет их цена?
А ещё мое детство и юность проходили и в деревне Бронниково, которая находится на другом берегу реки Кесьма, но в эту деревню мы совершим поход немного позднее. Я об этом обязательно расскажу.
В детстве я ездила в деревню только летом. Но эти воспоминания остались на всю жизнь. Не важно жил ты там постоянно или нет, но если хоть одно лето провёл в деревне, то будешь помнить его всегда, как лучшее лето в своей жизни.....
Бабушки с дедушкой уже давно нет с нами, но я навсегда сохраню в сердце те яркие воспоминания, когда мы были вместе. 
Спасибо вам, родные, за наше детство!

Ольга Новоженина, 
библиотекарь Чернецкой сельской библиотеки


воскресенье, 6 августа 2017 г.

Любегощи. День села.

Фото из группы "Любегощи"
Село Любегощи – одно из древнейших поселений на территории Весьегонского края. Первое известное упоминание о нём относится к 1552 году.
Жители гордятся историей села, хранят традиции и беззаветно его любят. 
Оно навсегда остаётся в памяти всех, кто провёл здесь пусть даже небольшую часть своей жизни, заставляет возвращаться, становится мечтой и светлым воспоминанием. 
Я уехала оттуда (страшно подумать!) 35 лет назад, но эти места навсегда в моём сердце, и хотя бы раз в год я стараюсь туда приезжать. 
С 1992 года в первую субботу августа здесь традиционно отмечается праздник – День села.
5 августа 2017 года он состоялся в 25 раз!
И в первый раз за всё это время мне удалось на нём побывать. 
Солнце в этот день сменялось дождём, с горок бежали ручьи, в воздухе стоял запах свежести и полевых цветов. Пахло родиной и домом…
В сельский дом культуры, где и проходили праздничные мероприятия, я вошла перед самым началом торжества. Зал был полон. Много молодых и незнакомых лиц. Осмотревшись, я увидела лишь несколько человек из моего детства. 
В зале собрались местные жители, те, кто оказался в это время Любегощах во время летних каникул или отпуска, но были и такие, кто приехал специально на этот праздник.

Праздничная программа началась с концерта, который подготовила и провела кульотрганизатор, подружка детства, Ирина Белякова.
Зрители очень тепло встречали знакомых артистов, с удовольствием им подпевали.
В этот день радовали своими голосами Мария и Ксения Охичевы, Николай Шувалов, Татьяна Куликова, которые исполнили для односельчан всеми любимые песни. 
Аплодисментами встречали и провожали зрители танцоров Дашу Куликову, Настю Зорину, Дашу Пяткину, Елену Шувалову, Варю Малышеву.
Глядя на них, я вспоминала, как мы когда-то стремились выступать на концертах, как иногда, вымолив у клубных работников разрешение спеть одну песню со сцены, не желая уходить, пели песню за песней, раскачивались из стороны в сторону под хохот зала.
До слёз растрогал сильный и проникновенный голос Маши Охичевой, исполнившей песню «Кукушка» 
и песня «Помолимся за родителей» в исполнении Тани Куликовой.
Как и других зрителей развеселила миниатюра о лете-2017.
Глядя на выступление такого взрослого и седого дяденьки Коли Шувалова, 
я вспоминала его совсем маленьким мальчишкой. Как он пел частушки под балалайку, на которой играла Вероника Петровна. Многое забылось, а вот одна из тех Колиных частушек запомнилась. 
«Говорила бабка деду: 
«Ты купи мене «Победу»,
А не купишь мне «Победу» -
Я уйду к другому деду!» - голосил Коля. 
А нам «взрослым», наверное, десятилетним, было так забавно смотреть на эту поющую мелочь ростом с балалайку. 
В заключение концерта Паша Беляков и какой-то мальчик, возраста тогдашнего Коли Шувалова, провели праздничную лотерею. 
Зрители начали расходиться, и я успела пообщаться только с Лидией Павловной Малышевой. Когда закончила разговор, никого из знакомых уже не было рядом.
Мне нужно было уезжать, а впереди была ещё детская развлекательная анимационная программа и детская дискотека, соревнования по теннису для молодёжи и праздничная дискотека для всех.
Было немного странно, что на празднике не было никого из администрации сельского поселения. Но День села состоялся и без официальных речей.
Начинался дождь, и я поспешила уехать, пока дорога не стала непроезжей для неопытного водителя. 
Почти доехав до Никулинской повёртки, решила вернуться и пройтись по «первому бору». Потому что сейчас поспела земляника и, возможно, есть грибы. Потому что ни разу не была там за эти 35 лет. Потому что когда ещё соберусь?

Мокрая трава была высокой, дорожка, которая раньше выходила к дороге рядом с Марфиным омутом, совсем заросла, и мне пришлось пробираться через кусты и молодые сосенки. 

Марфин омут
А места остались прежними. 
Только трава стала выше, 
наверное, потому что меньше ходит народа, и совсем не пасутся коровы, как было раньше, да деревья состарились.  
Я собрала горсть земляники, которая, пахла детством, как и всё здесь.
 
Под грибным дождём прошла до Чёрного омута, полюбовалась водоворотами, которыми нас когда-то пугали бабушки, категорически запрещая здесь купаться. 
И почти счастливая поехала домой.
Но я вернусь...

Мокрый ветер бельё полощет.
Над проулками птичий грай.
Ах, Любегощи, Любегощи,
опрокинутый наземь Рай...