среда, 13 декабря 2017 г.

Герой обороны Севастополя Федор Ильич Максимов (1831 -…)

– последний весьегонский городничий (1861 – 1862) и первый председатель уездной земской управы, герой обороны Севастополя в 1854 -1855 гг.


Небогатый весьегонский помещик. Родился в 1831 году в семье мичмана Ильи Федоровича и Екатерины Петровны Максимовых. 
 Участник Крымской войны 1853 – 1856 гг. Проявил героизм в Балаклавском сражении и в нескольких вылазках во главе отряда «охотников» на бастионах Севастополя, тяжело ранен. В декабре 1854 года награжден орденом Святого Георгия 4-й степени (№ 9578; 28 декабря 1854). 
В 1856-1860 гг. продолжал службу подпоручиком в Грузинском гренадерском Е.И.В. (Его Императорского Величества) великого князя Константина Николаевича полку. 
 В1861 – 1862 гг. был последним городничим Весьегонска. В 1866-1870 гг. - первый председатель уездной земской управы. Ф.И. Максимов был гласным Тверского губернского земского собрания от Весьегонского уезда. Потом жил в Санкт-Петербурге.
На средства Троицкого церковного старосты Ф.И. Максимова в 1867 году была построена каменная часовня Александра Невского в память о событиях 4 апреля 1866 года (очевидно, в честь начала работы Весьегонской уездной земской управы, а может быть в память неудавшееся покушение Д. Каракозова на Александра II). 
Владение Максимова располагалось на юго-восточной окраине города, на углу Ярославской и Соколовогорской улиц (недалеко от Троицкой церкви и часовни). Здесь он устроил первый в городе общественный сад, который стал излюбленным местом летних гуляний весьегонцев. В саду с липовыми аллеями были устроены открытая эстрада и крытый «воксал», в котором посетители преимущественно занимались игрой в карты. В саду проводились спектакли, концерты, танцы, а также имелся зверинец. В 1879 году владение Максимова приобрел купец В.В. Исаков. Из сада он убрал зверей и построил дощатый сарай на 500-700 мест со сценой, буфетом и т.д. Этот театр, в котором в летнее время ставились любительские спектакли, просуществовал около 10 лет.
Из воспоминаний М.М. Верхоланцева: «Федор Ильич - мелкий землевладелец из села Макарово, участник Севастопольской обороны, был одно время городничим. На углу Соколовогорской и Ярославской улиц устроил общественный сад. Там были клетки с медведями и волками. Сам жил тоже на Соколовогорской (Калинина) улице. В саду играл оркестр под управлением портного А. М. Сабанеева». 
Описание сада, развлечений и другие сведения о Ф.И. Максимове уже были размещены на сайте «Весьегонская центральная библиотека им.Д.И. Шаховского».

Источники 
1. Ларин Г.А. Весьегония : словарь-справ. / Геннадий Ларин. — М.: ИД «Ключ-С», 2010. — С. 95, 275, 342. 
2.Воробьев В. М. Федор Ильич Максимов //  Тверские кавалеры Ордена Святого Георгия. Весьегонский уезд. – Тверь: Седьмая буква, 2016. – С. 96 – 97. - (Весьегонская книга) ; Тоже // Весьегонская центральная библиотека им.Д.И. Шаховского //vesyegonsk.tverlib.ru/fyodor-ilich-maksimov. 
3. Купцов Б.Ф. Весьёгонск : Вехи истории : [В 2 кн.] / Борис Купцов. — Тверь: Тверское областное книжно-журнальное изд-во, 1997. — Кн. 1. — 320 с. 
4. Верхоланцев М.М. История одного города: очерки по истории Весьегонска. [В 3 кн.] / М.М. Верхоланцев. – Весьегонск, 2000. – Ч. 2. – С. 20.
5. Смирнов Г.К. Весьегонск: историко-архитектурный очерк (до начала ХХ века) // Весьегонск : краеведческий альманах: [в 3 кн.]. — Москва-Весьегонск, 2009. — Вып. 3. — С.42. 
6. Храмы Весьегонского района / сост. Б. Купцов, А. Кондрашов. — Тверь : ООО «Издательство «Триада», 2004. — С. 12.

вторник, 12 декабря 2017 г.

История старой фотографии

Всем известно: рукописи не горят, а фотографии не умеют говорить. Кажется, как чёрно-белая фотография может что-то рассказать? Фотография обычная, сделана любителем. В конце 60-х годов, да и в 70-е годы многие парни баловались. Наличие фотоаппарата придавало особый статус. Имя автора неизвестно, в юных барышнях себя пока тоже никто не узнал. Уникальность фотографии в другом. Работа сделана на перроне станции Овинище. Обратите внимание на задний план. Начнем справа налево: пекарня. Магазин ОРСа, чаще его называли железнодорожный. В этом же здании в соседнем крыле амбулатория и родильное отделение. Вдалеке виднеется пожарная вышка. Здание с большими окнами и дощатым забором – почта. В 1971 году почту перестроили. Магазин стоит на том же месте, пекарню в начале 80 – х годов закрыли.
В 2016 году в библиотеке проходила выставка ретро фотографий. В числе других представлена и эта работа. Среди посетителей была женщина, она буквально на бегу посмотрела все фотографии, а перед этой застыла и обратилась ко мне с вопросом: «Откуда?» Ирина Васильевна Тихомирова узнала на старой фотографии свой дом. Получалась неувязка: все строения, расположенные за вокзалом, были не жилые. Как так? Разговор отложили на потом, в этот день к ней приехали гости. Ирина Васильевна пообещала: «Гости уедут, приду и все объясню». Чуть позже Ирина Васильевна принесла с собой фотографии из семейного альбома. Из рассказа о доме получилась целая семейная история. Повествование начинается с 1918 года. Время непростое. Семья железнодорожника Ивана Кузнецова переезжает из Петрограда в Овинище. Строительство железной дороги Овинище – Весьегонск – Суда, перспективной в то время, привлекало многих. В семье было 3 детей, ещё 3 родились в Овинищах. Мой рассказ о младшей – Надежде. Она родилась в 1928 году. Училась в Овинищенской школе в деревне Попадино. Когда началась Великая Отечественная война, Надежде было 13 лет. Начала работать в 15. Старший брат, Александр в январе 1943 года ушёл на фронт. Счастьем для семьи было то, что после войны вернулся живой. В 1943 году Надя устроилась работать на радиоузел. Работа на узле связи ответственна, по времени передают сообщения Совинформбюро. 9 мая 1945 года жители станции именно от Надежды узнали радостную новость. В 1947 работников радиоузла перевели на почту, а радиоузел закрыли.
 (На фотографии работники почты, Надежда в платье с белым лифом). 
В 1952 году Надежда выходит замуж. Муж Надежды, Василий Егорович, работал в колхозе. Долгое время семья ютилась в маленькой комнатке в многоквартирном доме. Железная дорога предоставляла жильё только своим работникам. Большие казармы внутри были поделены буквально на метры. С жильем были проблемы, на станции постоянно кто-то жил на подселении. Здание почтового отделения в Овинищах было огромное: отдел корреспонденции, отдел посылок, телеграф. А тут хороший выход. После тесноты эта комната казалась огромной. Семья у Тихомировых: Надежда Ивановна, муж Василий Егорович, свекровь Анастасия Назаровна и двое детей: Василий и Ира. Участок у дома малюсенький под овощи, но Надежда ещё и цветы выращивала. Территория была огорожена роскошным забором из досок. В то время заборы делали из тонких палок. Когда выделили комнату, Надежда Ивановна была уже начальником почты. В её трудовой книжке одна запись о приёме на работу и одна об увольнении в связи с уходом на пенсию. Много грамот за отличную работу. 26 января 1983 года Надежда Ивановна была внесена в Книгу почёта Весьегонского узла связи. 
Самые золотые детские годы у Васи и Иришки, детей Надежды Ивановны, прошли на почте и вокруг неё. А рядом жизнь целой станции: вокзал и перрон, парикмахерская, столовая, танцплощадка, магазины.
С ветерком пролететь на велосипеде по перрону – это высший пилотаж, главное дежурному не попасться. Надоело бегать, можно в гости забежать к парикмахеру тете Тамаре. Ира и Вася посадили под окнами березки, сейчас их не обхватишь руками. До 1971 года Тихомировы жили при почте. Перестраивали здание почты, не прекращая работы отделения. Ирина Васильевна вспоминает, что когда уже что-то ломали, они жили на кухне, а в комнате почтальоны посылки разбирали. Потом семья купила дом на Советской улице. Василий и Ирина окончили школу, уехали учиться в Ленинград. Работали, растили детей, приезжали на лето к бабушке и дедушке. Ирина Васильевна вышла на пенсию и вернулась домой. Вот такой рассказ получился, а началось всё с фотографии.
В.Ковальчук, библиотекарь

пятница, 1 декабря 2017 г.

«Особо охраняемые природные территории Тверской области – наше наследие»

В Год экологии и особо охраняемых природных территорий Тверская областная универсальная научная библиотека им. А.М. Горького, Экоцентр Тверского государственного университета и Некоммерческое партнерство содействия развитию орнитологии «Птицы и Люди» открыли проект по созданию общедоступного электронного ресурса «Особо охраняемые природные территории (ООПТ) Тверской области – наше наследие». Проект реализуется под эгидой Министерства природных ресурсов и экологии Тверской области, куратор проекта - ГКУ «Государственная инспекция по охране объектов животного мира и окружающей среды Тверской области».
Цель проекта: расширение общественной поддержки системы ООПТ Тверской области.
Задачи:
- Создание доступного электронного информационного ресурса об областных ООПТ;
- Подключение различных групп населения к сбору информации об актуальном состоянии ООПТ;
- Представление информации в научно-популярном формате с качественными иллюстрациями.
Руководители проекта обратились к библиотекам области с предложением «принять самое деятельное участие в проекте и внести свой вклад
- в сбор данных об актуальном состоянии ООПТ вашего района,
- обобщение всей доступной эколого-краеведческой информации, связанной с ООПТ вашего района – исторических событиях, материальных памятниках культуры, истории ООПТ в топонимах и гидронимах, воспоминаний местных жителей, мифов, преданий, легенд, старых карт,
- создание фотографий современных ландшафтов, редких и обычных видов животных и растений, людей, чья жизнь и деятельность связана с ООПТ».
Наша библиотека живо откликнулась на это предложение, хорошо поработали сельские библиотекари, собрав материал об ООПТ, расположенных на территории обслуживания их библиотеки.Парк "Пруды" село Кесьма, автор Е.Селифонова
http://vesyegonsk.tverlib.ru/kesma-zdes-slavnoy-stariny-ne-vse-sledy-istrebleny
Парк Восход http://vesyegonsk.tverlib.ru/park-v-usadbe-telyatino, автор Г.Абрамова
Парк Попово http://vesyegonsk.tverlib.ru/usadebnyy-park-v-popovo, автор Т. Татурина
Парк Ёгна http://vesyegonsk.tverlib.ru/usadebnyy-park-v-sele-yogna, автор Н. Сухарева.
Роща березовая Дюдиковская http://vesyegonsk.tverlib.ru/dyudikovskie-byli#overlay-context=dyudikovskie-byli, автор Л.Колачева
Роща березовая Романовская http://vesyegonsk.tverlib.ru/beryozovaya-roshcha-v-derevne-romanovskoe  автор Т.Снеткова
Наши читатели также не остались равнодушны. Особая благодарность учителям Полубенцевой Е.В. и Паутовой Т.В. за предоставленные материалы. 
Болота Весьегонского района http://vesyegonsk.tverlib.ru/gosudarstvennye-prirodnye-zakazniki-bolota-vesegonskogo-rayona, автор Е.Полубенцева.
В результате большой совместной работы мы описали все ООПТ, расположенные на территории нашего Весьегонского района.
В благодарность от организационного комитета мы получили подборку замечательных книг.

вторник, 7 ноября 2017 г.

Весьегонский комиссар. Григорий Терентьевич Степанов

Самый яркий след в становлении Советской власти в Весьегонском уезде оставил Григорий Терентьевич Степанов.
Он был одаренный человек, талантливый организатор, скромный, исключительной честности руководитель. 
Родился он в деревне Лихачево Весьегонского уезда (сейчас это Краснохолмский район) 23 января 1891 года. Окончил начальную школу (был первым учеником в классе), с малолетства батрачил, рос в нищете. Очень любил Григорий поездки с отцом в Весьегонск на Богоявленскую ярмарку. 
В 1909 году, в девятнадцатилетнем возрасте, он уехал в поисках хлеба и правды в столицу, где ему помогли устроиться чернорабочим на завод односельчане-земляки. В Петербурге жилось тоже несладко: изнуряющий труд за гроши на заводе, ночевки в грязных углах, недоедание. Одно лишь только пришлось по душе – возможность читать, слушать лекции, встречаться с грамотными, знающими людьми. Григорий поступил на вечерние общеобразовательные курсы и, окончив их, сдав экстерном экзамены за учительскую семинарию, получил звание учителя начальных училищ. Продолжал работать на заводе. Новая работа привела рабочего-учителя к революционным интеллигентам, в марксистский кружок. 
Перед призывом на военную службу Григорий Терентьевич возвратился на родину, в Лихачево, где женился на сельской учительнице. 
А вскоре, в 1912 году, Г. Степанова призвали в армию, направив в Петербургскую конвойную команду. Служба в конвойной команде, частые поездки по стране. Он исколесил тысячи верст по России, встречался с политическими заключенными в кандалах. Все это были яркими иллюстрациями к прочитанным книгам. Солдаты команды любили грамотного, рассудительного Терентьича, который и письмо родным поможет написать, и толково объяснит, зачем и кому нужна эта кровопролитная бойня. Дослужился Степанов до унтер-офицерского чина, но нелегальную работу среди солдат не прекращал. Тяжелая царская служба стала для Григория новой серьезной школой жизни. 
Когда началась первая мировая война, Степанов служил сначала в авиационных парках в Петрограде, затем в Одессе. Здесь большевик, высланный из столицы, быстро завоевал доверие солдат. В 1917 Григорий Степанов вступил в ряды Коммунистической партии. Вел революционную работу в Одессе среди солдат гарнизона, был избран председателем революционного комитета авиапарка и членом ревкома Румынского фронта. 
Встречи с земляками М.И. Калининым и Я.М. Свердловым определили его дальнейшую судьбу: ему посоветовали ехать на родину и бороться там за утверждение Советской власти. В феврале 1918 года, после демобилизации из царской армии, он возвратился на родину. В Весьегонске Григорий Терентьевич всего себя отдал работе. Сначала он был казначеем исполкома, а 11 марта 1918 года Степанов избирается председателем уездного исполнительного комитета совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. А в июне этого же года его избирают председателем уездного комитета партии.
В июле 1918 года Г.Т. Степанов вместе А.И. Киселевым был делегатом 5-го Всероссийского съезда Советов. Много забот легло на плечи Степанова и членов уисполкома.
В Весьегонске за годы войны было сильно разрушено городское хозяйство. Началась очистка города, тяжелым и голодным было лето 1918 года. Происходила реквизиция хлеба у зажиточных крестьян, передача голодающим. Было открыто 6 школ, заработала художественная студия, народный театр, народный университет, начала издаваться первая в истории уезда газета. 
В сентябре 1918 года началось строительство (!) первой в Советской России железной дороги Овинище – Суда, протяженностью в 110 верст. В городе был проведен телефон, построена электростанция, переоборудована типография, открыты мастерские по ремонту сельскохозяйственных орудий, введен в строй клюквенно-экстрактный завод, развернуто дорожное строительство. По заданию председателя уисполкома фотографом Баньковым было сделано немало фотографий того времени. 
 Весьегонский исполком использовал все средства и силы на строительстве новой жизни для крестьян и рабочих: промышленники Ефремов, Логинов, Козлов под угрозой конфискации имущества и ареста были вынуждены налаживать местную промышленность. 
Степанов подбирал людей, формировал организации, ездил по волостям, открывал школы и клубы, заботился о детях-сиротах, выступал с докладами, сочинял инструкции, выполнял сотни других неотложных дел. Он быстро ориентировался в обстановке, умел распознавать и правильно использовать работников, обладал острым политическим чутьем. Он хорошо находил общий язык и с крестьянами, и с рабочими, и с интеллигентами. 
Работал Григорий увлеченно, с огромным творческим подъемом. Бывший секретарь исполкома А. Н. Магунов вспоминал: «Весьма энергичный, инициативный. Трудолюбивый Г.Т.Степанов совершенно не щадил себя. Не смотря на то, что заседания исполкома затягивались чуть ли не до утра, он всегда в 7 часов утра был уже на ногах. Если дело требовало срочного выполнения, Степанов заходил прямо на квартиру к члену исполкома и давал там указания. Он не выносил работников, которые отвечали на его вопросы словом «нет» или «не знаю». Каждое дело решалось им быстро. В решении вопросов Степанов не любил пустословия, был ярым противником болтовни и разгильдяйства». 
В Весьегонске из уст в уста передаются рассказы о необыкновенной скромности и кристальной честности Степанова. Этот опытный, авторитетный, образованный руководитель решительно ничем не хотел выделяться из среды рабочих и крестьян. Ходил он в простой одежде, питался скудно, ездил не в экипаже, а чаще всего верхом или на крестьянской телеге. Когда у председателя исполкома прохудились сапоги, он отнес их в починку. Один из работников исполкома предложил Степанову взять со склада из реквизированных вещей новые сапоги. Надо было видеть, как рассердился Григорий Терентьевич, как он отчитывал незадачливого советчика!
 В один из самых голодных месяцев ночью на заседании председатель исполкома сморился от усталости и уснул. Дремота продолжалась недолго. Очнувшись и робко посмотрев на товарищей, Григорий Терентьевич очень смутился, попросил извинения. Один из членов исполкома сказал ему: 
- Это от голода, Тебе, товарищ Степанов, непременно поесть надо. Так-то долго не протянешь, выйдешь из строя. Кто-то услужливо посоветовал ему взять хотя бы немного муки со склада. 
Степанов возмутился: 
 -Только попробуйте взять хотя бы кроху! Я вас велю тогда отдать под суд. Подумайте только, что вы говорите! Что скажут голодные люди, глядя на то, как комиссары едят этот хлеб?! 
Григорий Терентьевич как никто другой в уезде знал людей, видел, кто на что способен, обладал педагогическим даром открывать в товарищах хорошие качества. Вокруг него сплотился работоспособный, дружный коллектив работников, добросовестных, энергичных. 
Летом 1919 года проходила мобилизация в действующие войска Красной армии. И Степанов тоже намеревался уйти в армию, чтобы участвовать в разгроме полчищ Колчака, но его не отпустили. 
Григорий Терентьевич очень любил детей, он настойчиво заставлял своих товарищей по работе доставлять продукты для детских домов, яслей, школ и детсадов. По инициативе Степанова уездный отдел народного образования купил большую партию кожаной обуви и раздал ее бесплатно по школам для детей-бедняков. 
 Благодаря стараниям Григория Терентьевича в Весьегонске были открыты 1 мая 1919 года первый дом матери и ребенка и местный краеведческий музей. Успехи Весьгонского уезда были отмечены похвалой В. И. Ленина и поэтому стали известны всей Советской России.
Весной 1920 года по инициативе Степанова было начато, а 2 октября этого же года, закончено строительство нового краснокирпичного здания Кесемской больницы. 
Через год, в 1920 году, Григория Терентьевича отозвали на работу в Тверской губисполком, губернский советский аппарат нуждался в таких работниках, как Степанов. Весьегонцам очень не хотелось с ним расставаться. Уездные работники, высоко ценившие его честность и самоотверженность, доброту и принципиальность, необыкновенную человечность, просто и представить не могли, как это они останутся без своего председателя. На чрезвычайном заседании уисполкома единодушно предлагалось вынести решение – не отпускать. Григорий Терентьевич был тронут таким дружеским выражением признательности и любви. Как много вместе отдано сил общему делу и каждому из товарищей. 
И все-таки чувство долга взяло верх. В Твери Степанову поручили ответственную работу в губсовнархозе, избрали его членом губисполкома. Он энергично взялся за дело, ведя, как и в Весьегонске, спартанский образ жизни. Вскоре при поездке в Бежецкий уезд Степанов тяжело заболел: он заразился сыпным тифом, ухаживая в поезде за больным ребенком. Да еще сказались постоянное перенапряжение, недоедание, лишения и невзгоды труднейших лет.
9 октября 1920 года Григорий Терентьевич Степанов скончался в Бежецкой больнице. Горестная весть дошла до Весьегонска. Делегация во главе с И. Е. Мокиным выехала в Бежецк. 13 октября гроб с телом Григория Степанова прибыл в Весьегонск и был установлен в помещении народного суда. Весь город пришел проводить в последний путь коммуниста, товарища, отзывчивого руководителя. Чуть забрезжил рассвет, к зданию потянулись вереницы людей. Приехали крестьяне из деревень, чтобы поклониться этому замечательному человеку. Губернская газета «Тверская жизнь» писала тогда: «С его смертью мы потеряли замечательного, редкого человека и крупного работника». 
Умер Степанов тридцатилетним, но он столько сделал, что и поныне остается одним из уважаемых людей.
Г.Т. Степанова похоронили на городской площади Революции, напротив здания уездного исполкома. Имя Григория Терентьевича было присвоено единой трудовой школе 2 ступени, детскому дому, дому матери и ребенка в Весьегонске и народной больнице в Кесьме. Улица Трудовой коммуны, на которой он жил, стала носить его имя.
Летом 1921 года на его могиле соорудили кирпичный памятник,  который позднее облицевали слоем прочного бетона и обнесли металлической оградой. На памятнике было написано: «Организатору Советской власти и первому председателю Весьегонского уездного исполнительного комитета Степанову Григорию Терентьевичу. Родился 28 января 1890 года. Умер 9 октября 1920 года на посту службы». У памятника можно было часто видеть весьегонцев, особенно учащихся городских школ. Горожане очень любили Степанова и часто здесь фотографировались на память. Позднее, с образованием Рыбинского водохранилища, останки Степанова перенесли из зоны затопления, на новую площадь города Весьегонска.
На доме, где проживала семья Степанова, была повешена мемориальная доска. Одна из улиц города носит имя Г.Т.Степанова, парк, разбитый на этой улице также носит его имя.
В 1963 году наш земляк Василий Дмитриевич Хохлов, журналист, проживавший в Москве, выпустил книгу о жизни и деятельности Г.Т.Степанова «Весьегонский комиссар».
В 1990 году на могиле Григория Терентьевича Степанова был установлен новый обелиск.
Жизнь Григория Терентьевича Степанова – яркий пример великой любви к своему народу, своей Родине.

 Литература 

 1. Хохлов В. Д. Весьегонский комиссар / В. Хохлов ; ред. Ю. Никишов. — Калинин: Калинин. кн. изд-во, 1963. — 64 с.
 2. Купцов Б.Ф. Весьёгонск : Вехи истории : [В 2 кн.] / Борис Купцов. — [Б.м.] : Отдел церковной археологии Свято-Успенского Старицкого монастыря, 2007. — Кн. 2. — С.11, 32, 16, 35, 72, 75-76, 86, 93.
 3. Тодорский А. И. «Хозяин» Весьегонского уезда // Вдохновлённый Лениным. Александр Тодорский: произведения о родном крае, биографические и другие материалы. — Москва : Моск. рабочий, 1985. — С. 158 - 160.
4. [Степанов Григорий Терентьевич] // Краеведческий словарь Весьегонского района Тверской области / сост. Г.А. Ларин. — Тверь, Тверское кн.-журн. изд-во, 1994. — С. 38.
5. Ростков А. Ф. Степанов и другие // Окрылённые Ильичём / А.Ф. Ростков. — М. : Сов. Россия, 1969. — С. 32 – 43.
6. Шеховцов Н.М. Весьегонск: На рубеже тысячелетий / Николай Шеховцов. — Тверь: Обл. типография, 2000. — 114 с.; ил.

пятница, 22 сентября 2017 г.

Расскажу историю моей семьи...

Единственная фотография тех лет
О том, хороша или плоха эпоха, надо судить по тому, как в ней живется человеку, считал писатель Б. Пастернак. Октябрьская революция перевернула судьбы многих людей. И речь идет далеко не только о судьбах людей власть предержащих, а и жизни рядовых жителей страны, её тружеников.
Расскажу историю своей семьи. Жили мои прадеды в деревне Романцево, были трудолюбивы и детей воспитывали в строгости и уважении к старшим, приучая с детства помогать взрослым в любом деле. Семья была большая: девять детей и любящие родители. Хозяйства были у прадеда и старших сыновей Николая, Сергея, Алексея, Павла крепкие: дома-пятистенки, водогрейки, конюшни, гумно с ригой, сараи и житницы. Держали скот: лошадей, коров, овец. Обрабатывали землю, арендуя частично её у соседей и нанимая в летний период работников. Занимался Федор Михайлович торговлей мясом. Скупал его в окрестных деревнях и продавал населению. Своё дело передал и сыновьям. В селе Кесьма они имели свое торговое место около церкви.
Все село до 1928 года, как явствует из дел по лишению избирательных прав, находилось под влиянием Кузиных. Революцию 1917 года они не приняли. Во время заготовок хлеба они оказывали сопротивление. Высказывались  против  советской власти. Все были лишены избирательных прав вместе с членами семей, а имущество было передано в колхоз. 
Старшая и младшая дочери Кузиных носили одинаковое имя – Александра (так вышло по святцам). Разница в возрасте у них составляла 26 лет. К тому страшному для них времени репрессий Александра старшая была давно замужем за торговцем мясом из Сукова Николаем Павловичем Иовлевым и имела 8 детей. Приговор: «Раскулачивание»,- страшным мечом навис над семьей.  Их с детьми выгнали из родного дома в том, что только было на них надето и отправили в Казахстан. На всю жизнь запомнила старшая дочь Зоя, как впопыхах отец обул на ноги разные валенки (стояла холодная зима), но поменять их ему не дали. 
Страх заставлял переживших это молчать долгие годы о том, что с ними произошло, поэтому узнавать историю семьи приходится практически только по архивным материалам и отрывкам отдельных реплик, случайно брошенных мамой или её сестрами.
Моя бабушка была Александрой младшей. Она родилась в 1901 году. И хотя образования не получила, но была интересной собеседницей, много знала и умела. Поэтому, когда начались репрессии, грозившие лишениями семье, и Александру срочно выдали замуж, она говорила: «Да за Ваньку Конина я ни за что не вышла бы. С ним и поговорить-то не о чем». Или то, что со свадьбой поторопились, или по какой другой причине, но когда стала оформляться бабушка на пенсию (она, практически, нигде не работала, воспитывая пятерых детей), оказалось, что её брак с дедушкой не зарегистрирован. И пришлось им снова почувствовать себя в роли жениха и невесты.
А дружную семью Кузиных разбросала судьба по всей стране: в Весьегонске остались Зоя Иовлева и наша бабушка. Братья Алексей, Павел, Николай и сестра Евдокия устроились в Петербурге. Их дети летом были частыми гостями нашей гостеприимной бабушки.

Как уже говорила ранее, семья старшей Александры оказалась в Казахстане. Она вместе с мужем и дочерью Валентиной была реабилитирована в январе-декабре 2006 года. 

среда, 20 сентября 2017 г.

Послание из прошлого

Любая фотография мелькнувшая в интернете, любое упоминание о деревне Иваново и все, что связано с этим местом, вызывает во мне ностальгию. Это, наверное,  и есть понятие «загадочная русская душа». Вот еще одна ниточка из моего прошлого
Ничто не исчезает бесследно, пока кто-то помнит, кто-то собирает свидетельства о прошедшем. Более сорока лет я разыскивала человека, с которым свела меня судьба в юности. Это известный художник из Санкт – Петербурга  Ярослав Яковлевич Лаврентьев, оформлявший Ивановский Дом культуры, библиотеку и площадь памяти рядом с ДК. Совсем недавно, совершенно случайно нашла в интернете материал и фотографии об этом замечательном художнике в  «Спасо-Парголовском Листке», 2017, № 13.   
И потекли мои воспоминания…
Деревня Иваново, 70 – е годы. В центре деревни, рядом с моим домом, находился сад, в котором росли корявые от возраста яблони, заросшие высокой травой, стоял совсем развалившийся дом, похожий на сарай. Место для деревенских детей самое подходящее для игры в прятки, что мы и делали. Лазали по деревьям.Играя, можно было и яблок поесть, тогда и кислые, казались очень вкусными. Недолго продолжались наши школьные игры. Стали вдруг вырубаться деревья, расчищаться большая площадка для строительства огромного для деревни здания.
Как оказалось, планировалось открыть в нем сельский дом культуры и библиотеку. Вскоре на месте наших игр лежали огромные ряды белых кирпичей, песок, рылись глубокие траншеи. Строили здание студенты и местные рабочие. Была группа студентов из Венгрии, почему они к нам приехали, остается для меня загадкой до сих пор. Звучала непонятная речь, они казались людьми с чужой планеты. Уезжая, один из студентов подарил на память мне большой пластмассовый корабль, на который я ходила смотреть в магазин. Видимо, пожалел деревенскую девочку. Этот подарок не понравился матери, корабль занимал очень много места в доме, мать его переставляла с места на место, и,  наконец, он навсегда «уплыл» на чердак.
 Когда на фундаменте стали вставать стены, вечерами мы опять облюбовали это место для игр, бегая по кирпичной кладке, как по лабиринту, играли в «догонялки». Но здание становилось все выше, вскоре появилась крыша, и если мы подходили, оно казалось огромным. Мы подолгу стояли, запрокинув голову.
 Дом культуры был построен, тогда и приехал в деревню из Санкт – Петербурга для оформления фасада и внутренних отделок Ярослав Яковлевич Лаврентьев. Это был высокий человек, которому было чуть за тридцать лет. Для комнаты боевой Славы он писал с натуры заслуженных и почетных жителей колхоза «Вперед к коммунизму». Эти портреты до сих пор висят на стене, они написаны в светлых, радостных тонах. Фронтовик Михаил Коновалов, улыбающийся Валентин Шитиков, красавица Мария Кириллова… Я с детства любила рисовать, поэтому фраза «приехал художник» сразу меня заинтересовала, и я, собрав свои рисунки в папку, пошла сама к нему. Так и началась наша дружба…


Всю жизнь я хранила самые светлые воспоминания об этом человеке и, наконец, разыскав сведения о нем по Интернету, знаю, что он жив, здоров. Так надеюсь на встречу.

Раскулачивание середняков в Весьегонском районе (примеры)

«Мой прадед Иван Пашников проживал всю жизнь в деревне Мартыново. Хозяйство имел по тому времени огромное и крепкое, 12 лошадей, 8 коров, овцы и земли целые поля. Дружил он крепко с Иришкиным из Весьегонска, и когда тот уезжал из Весьегонска, подарил самую выносливую лошадь, которая и везла основателя винзавода по устюженскому тракту. Дед с двумя сыновьями сам справлялся, работал день и ночь. Посевная проходила в короткие сроки, Иван за день трех лошадей «загонял». Спал прямо под кустом, на траве, а утром старший сын приводил новую лошадь. Дома, их три было, рубил тоже сам. Над ним посмеивались и кулаком звали за глаза. Все в одну ночь изменилось, когда прозвучало слово:«Раскулачить». Только и успел прадед быка заколоть, засолить, да в в огороде в землю закопать, не помирать ведь с голода всем, зима близко. Два дома в один день разобрали, раскатали по бревнышку, они так и остались гнить… А коров и лошадей угнали по дороге в сторону Устюжны.... Зерно все отобрали, по своим домам разнесли». (записано со слов А. В. Пашникова)
Удалось целому поколению Пашниковых выстоять и сохранить уважение к труду. В Весьегонске, районе и во многих городах десятки домов, крепко сколоченных стоят и радуют своих хозяев. А заложил любовь к труду своим детям и внукам простой человек – Иван Пашников.
 « В деревне Пленишник в центре деревни еще сохранился огромный дом – пятистенок, который принадлежал когда – то моему деду – Артемию Шведову. Семья была большая и он с сыновьями сам из леса таскал на веревке стволы деревьев, чтобы построить дом. Никто не помогал, все до последнего гвоздя вбито своими руками. Деда раскулачили, переселив с семьей в небольшой дом, а в новом доме сделали конюшню для лошадей. По той улице дед Артемий никогда больше не ходил…» (записано со слов матери – Е. А. Лапушкиной)

четверг, 7 сентября 2017 г.

А.В. Уханов: «Истоки моего рода»

В родных местах ромашкой пахнет ветер...
И до травинки вся земля своя!!!
В родных местах и солнце ярче светит...
И серебристей голос у ручья!!!
Пусть мне твердят, что есть края иные,
Что в мире есть иная красота...
А я люблю свои места... родные...
Свои родные... милые места!!!
В родных местах - у неба цвет синее,
В родных местах - просторнее луга...
Стволы берёз - прямее и стройнее...
И разноцветней радуги дуга ...
М. Пляцковский
Лето - не только зелень, солнце, тепло, но и время встреч. В наш маленький городок приезжают те, кто родился и вырос на нашей земле или у кого весьегонские корни. И многие из них обязательно приходят в библиотеку пообщаться, поделится информацией и подарить книги, брошюры. Таких встреч в это лето было немало. Вот, например, одна из них состоялась в августе. Нас впервые посетил Андрей Валерьянович Уханов.
А.В. Уханов и Г.Н. Савельева. 
В ходе нашей беседы выяснилось, что его бабушка и дедушка родом из наших мест, и он часто в детстве и юности приезжал в д. Григорково Весьегонского района. Андрей Валерьянович очень интересный человек и собеседник. Немного о нем.
Андрей Валерьянович Уханов -  доктор геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории геохимии углерода. 
 Родился в 1932 г. в г. Ленинграде в семье научных работников.
В 1955 г. окончил кафедру петрографии Ленинградского государственного университета по специальности «геохимия и поиски полезных ископаемых». 
В 1956-1961 гг. работал геологом, начальником отряда Института Геологии Арктики, принимал участие в открытии новых алмазоносных районов в Якутии. 
 В 1961-1964 гг. в очной аспирантуре на кафедре геохимии МГУ изучал геохимические особенности кимберлитовых пород. 
 В 1966-1971 гг. в качестве старшего инженера, ответственного исполнителя темы работал по выявлению геохимических признаков хромитового оруденения на примере Урала, Восточной Сибири, Чукотки. 
С 1971 г. работал в ГЕОХИ после перевода из ВИМСа, где был ответственным исполнителем хромитовой группы. 
В 1975 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук. Являлся руководителем группы в лаборатории геохимии щелочных пород, вел исследования по проблемам генезиса хромитовых руд и геохимии кимберлитов. В 1992 г. А.В. Уханов защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук на тему "Кимберлитовый магматизм и литосферная мантия кратонов". В 2003-2007 гг. А.В. Уханов, работал в лаборатории геохимии углерода в ГЕОХИ, где распространил свои исследования на алмазы. При непосредственном участии и под руководством А.В. Уханова было выполнено большое число определений изотопного состава углерода алмазов (около 900 кристаллов) по 22 объектам Якутской алмазоносной провинции. 
А.В. Уханов является известным специалистом в области петрологии и геохимии ультраосновных горных пород, внесшим заметный вклад в изучение кимберлитов 
А.В. Уханов - автор более 120 печатных работ, в том числе двух монографий (1988 и 1991).
Соколовы К.С. и А.В. с детьми, 1910 

В процессе беседы с Андреем Валерьяновичем мы узнали о его дедушке Соколове Кирилле Сергеевиче (1865 - 23.09.1940), уроженце деревни Григорково Весьегонского уезда, Герое труда (1921/22) и бабушке Соколовой Анне Васильевне (1872 - 4.11.1960), уроженке деревни Суково Весьегонского уезда, их детях и внуках. 
К сожалению, мы были ограничены во времени (Андрей Валерьянович торопился) и не смогли узнать подробности, но наш гость пообещал выслать воспоминания о своих предках. И он сдержал свое слово – вчера мы получили от него посылку, в которой было 2 книги:
сборник «Бабушка, Grand-mère, Grandmother...: воспоминания внуков и внучек о бабушках, знаменитых и не очень, с винтажными фотографиями XIX-XX веков» (М., 2008). Героини книги – бабушки. Судьба каждой из них неповторима, а истории любви достойны пера романиста. Наряду со свидетельствами мемуаристов XIX века в книге представлены воспоминания наших современников. Его составителем является Елена Лаврентьева, а одним из авторов – А.В. Уханов. 
В рассказе «Крепка твоя вера, Анна!» он рассказывает о дедушке и бабушке, их жизни в Санкт-Петербурге и в д. Григорково, о своих поездках в Весьегонский район, упоминаются многие события, происходившие в разные годы на территории Весьегонского района, в частности, около Иван-Погоста (совр. – д. Иваново) и о многом другом.
Сборник Уханов А.В. «Десять геолирических рассказов взамен мемуаров» (СПб, 2010). Лирический герой Андрей Аверьянович Уколов, по словам автора, «набрал из моей речки жизни цветных, окатанных камешков и тем самым избавил меня от обязанности написать воспоминания для своих внуков». 
Эти книги заслуживают должного внимания и ждут своих читателей в Весьегонской центральной библиотеке! А если у кого-то нет возможности посетить нас, Вы можете прочитать воспоминания Андрея Валерьяновича в сети Интернет:
https://biography.wikireading.ru/121199
 //www.litmir.me/br/?b=198133&p=52


Галина Савельева

пятница, 25 августа 2017 г.

"Весь" на экскурсии

Практически все люди любят путешествовать. Не составляют исключение  и краеведы. 23 августа группа краеведческого клуба «Весь» в составе 15 человек совершила очередную экскурсию по району. 
На этот раз мы посетили музей в деревне Пронино и два села Чернецкое и Кесьму. Наши впечатления о поездке самые светлые! Какие люди живут и работаю там! Творческие натуры, энтузиасты своего дела, эрудированные, увлеченные историей своей малой родины. Предлагаем вам краткое описание нашего маршрута. 
Деревня Пронино. 
Наш автобус остановился около социокультурного центра, который объединяет под своей крышей библиотеку, дом культуры, Пронинское сельское поселение, магазин, медпункт. Такое тесное соседство, наверное, очень удобно не только тем, кто там работает, но и жителям: есть возможность посетить все и сразу. В этом здании совсем недавно находилась Пронинская школа, закрывшаяся из-за нерентабельности.
Приветливо встретила нас на крыльце здания хозяйка библиотеки О. М. Новоженина (в образе матушки Ивана) и проводила нас в помещение, где располагается музей. Там на печи нас поджидал Иван (Ирина Виноградова, сотрудник ДК), и мы очутились в сказке. Нас окружали предметы старинного быта, ведущие знакомили с ними в процессе рассказа и предложенных игр (историю созданию и работы музея мы уже знали – познакомились на 4-х краеведческих чтениях). И мы, взрослые люди, с удовольствием становились участниками интерактивной программы: отвечали на вопросы Ивана и его матушки, искали коромысла, кочерги и другие предметы среди представленных в музее экспонатов, доставали из печи с помощью ухватов, сковородников и лопаты чугунки, играли на деревянных ложках, «работали» кузнецами и даже примеряли модные (по тем временам) ботиночки. Играли в народные игры и забавы!
 А в заключение познакомились со всеми стендами и уголками музея, рассказывающими о земляках-участниках войны и труда, истории микрорайона и Пронинской школы и т.д. Оказалось, что не все собранные экспонаты выставлены на всеобщее обозрение – в заветном сундуке пока еще ждут своего часа новые, а поиск и сбор продолжается. Огромное спасибо всем, кто приложил свои силы и старания по сбору и хранению экспонатов и активно участвует в работе музея!
А потом была экскурсия по зданию. Мы посетили библиотеку, дом культуры (гримерку и костюмерную, мастерскую), заглянули в помещение, где располагается Пронинское сельское поселение и даже познакомились с ассортиментом товаров местного магазина. Пообщались с приветливой главой поселения – Маргаритой Николаевной Воронцовой.
Первый этап нашей экскурсии завершен – Ольга Михайловна вышла провожать своих гостей до автобуса и «передала» нас следующему экскурсоводу – Валентине Николаевне Губаревой.
Чернецкое.
Кто лучше всего знает историю своего любимого села? Конечно же, тот человек, который здесь родился и вырос. Валентина Николаевна, уроженка Чернецкого, после долгого отсутствия возвратилась на родину и с огромным энтузиазмом занялась не только изучением истории микрорайона, но и увековечением памяти погибших в годы Великой Отечественной войны земляков. Собрав большой материал, она со своими помощниками открыла памятные доски в центре села. Сейчас Валентина Николаевна по крупицам собирает материал, рассказывающий об истории этого древнего торгового села, о его жителях, когда-то работавших здесь предприятиях.
 Свой рассказ она начала еще на подъезде к Чернецкому – мы остановились на мосту через р.Кесьма, где Валентина Николаевна поведала нам об устройстве местной электростанции, о расположении села, работе радиоузла и многом другом.
Чернецкое – одно из древнейших сел Весьегонского района, первое упоминание о нем относится к 1430-м годам. Долгое время принадлежало Симонову монастырю, потом управлялось коллегией экономии, министерством государственных имуществ. Здесь проходили ярмарки. В селе были построены деревянная церковь Николая Чудотворца и кирпичная Успенская церковь, существовало два кладбища, было открыто земское училище, после октябрьской революции преобразованное в школу. В советское время были построены и работали маслозавод и льнозавод. Мы посетили бывший центр села, осмотрели окрестности, услышали историю близлежащих зданий. Узнали о пожаре 1938 года, от которого пострадал центр Чернецкого и о многом-многом другом.
 Почтили память погибших односельчан Валентины Николаевны у мемориальных досок. Как жаль, что от такого большого села осталось так мало жилых домов и жителей! И как проникновенно и с какой болью звучало в заключении сочиненное В. Н. Губаревой стихотворение о своем любимом, но умирающем селе.
Кесьма.
И конечным пунктом нашего маршрута стало село Кесьма. Здесь экскурсоводом была библиотекарь Кесемской сельской библиотеки Елена Ивановна Селифонова. Она одна из самых активных краеведов нашего клуба. Ею собран огромный материал по истории микрорайона, в котором она проживает. Вот уже на протяжении многих лет все свое свободное от работы время Елена Ивановна уделяет изучению истории Кесьмы и ее окрестностей, не ограничиваясь книжно-журнальным материалом, много работает с архивными документами и ресурсами Интернета. В результате – прекрасные исследовательские работы по самым разным темам: история села, больницы, земства, Овинищенского района, священнослужителей, жителей и т.д. Кесьма не только одно из старинных торговых сел района, но и бывший центр Овинищенского района. Здесь же располагалась и дворянская усадьба Батюшковых, сюда приезжали писатели, литераторы и многие известные люди, поэтому его история богатейшая. Обо всем сразу не расскажешь.
Наше путешествие по Кесьме прошло по двум трактам. Началось с Бежецкого. Справа при въезде в село (со стороны Весьегонска), располагается очень красивое старинное здание из красного кирпича – бывшая больница, теперь дом-интернат для престарелых. Елена Ивановна рассказала об истории создания больницы, развития земской медицины, кесемских врачах и их помощниках. На территории интерната (больницы) поставлен мемориальный камень судовому врачу крейсера «Варяг», работавшему здесь, лечившему жителей и спасавшему жизни кесемчан.
Далее мы отправились на Старо-Устюженский тракт. От него еще остались небольшая часть каменки, а по сторонам - несколько сохранившихся старинных построек. Мы шли по этим старинным булыжникам и слушали, как Елена Ивановна рассказывает нам об истории домов, их хозяев, цитирует строки из рассказа приезжавшего сюда А.И. Куприна о кесемском ямщике. Постояли около церкви Рождества Христова. С ней рядом располагалось кладбище, где были захоронены самые известные люди села, бывшее здание Овинищенского военкомата.
И, конечно же, мы не могли не посетить то место, где располагается парк - бывшая усадьба Батюшковых. Полюбовались огромным барским прудом, сохранившейся частью парка, повспоминали места расположения барских построек. Посетили святой источник и набрали воды.
 А потом отправились в Кесемскую библиотеку, хранительницу памяти и местной истории. Именно здесь сосредоточен весь накопившийся за эти годы краеведческий материал: книги, журналы, газеты, исследовательские работы, уникальные фотографии. В библиотеке оформлены интереснейшие стенды, выставки.
 В заключение, за чашкой чая был подведен итог поездки, которой все присутствовавшие дали высокую оценку, выразили слова благодарности  экскурсоводам, пожелав им неиссякаемой энергии, сил на этом поприще… В этой экскурсии принимал участие почетный председатель краеведческого клуба «Весь», историк-архивист, краевед Николай Степанович Зелов, который в завершение поездки сказал так: «Архивисты, библиотекари, краеведы - последние святые на Руси».
Фото Е. Сенькиной

суббота, 19 августа 2017 г.

Тропинками детства

Память стирается. Чем больше проходит времени, тем всё больше исчезает деталей, названий, имён и событий. Если б я умела рисовать, то зарисовала бы каждый уголок дорогого сердцу места. Но рисовать не умею.
Река. Речка Реня. С холодной, прозрачной водой и довольно быстрым течением. 
Село расположилось по левому берегу реки, бежит от неё в гору. И уже на горе расходится в разные стороны. 
Въезд в Любегощи начинался с моста через реку.
Сейчас от него остались только развалины.
Обманывает память или в самом деле этот мост строился в нашем детстве? Может просто меняли верхний настил? Точно помню, как переходили речку, а под ногами были только брёвна, через которые далеко внизу просвечивала вода. Было жутко. Только недавно мне перестало сниться, как я иду по этим бревнам, а внизу – бездна. 
Перед мостом в центре реки был ледорез. Почти до него доходил один из мостиков, которых было множество в деревне, и почти все они носили имена тех, кто их строил или, может быть, тех, напротив чьего дома они находились. 
Этот был без имени. Он располагался напротив старого здания пекарни. Об этом я в детстве не знала. Иначе обратила бы на него внимание. А так это был для меня просто старый сарай с заколоченными окнами. А ведь он до сих пор красив этот "сарай"!
Если дойти до самого конца мостика, где хозяйки полоскали белье, то можно было дотянуться и вступить на чёрные и скользкие бревна ледореза. Стоишь на нём, смотришь в воду, и голова идёт кругом от быстрого течения. А в воде плавают маленькие и большие рыбы: пескари, голавли… Змеями вьются водоросли. 
За мостом ещё один маленький мостик, на котором полоскали бельё. Царёв мостик. По фамилии Царёвых, которые жили возле реки, на первом этаже больничного дома.

Сюда мы ходили редко. 
Если пройти вниз по течению ещё несколько десятков метров, то тропинка приводила к нашему любимому Фомушкину мостику. В этом месте к реке спускались только огороды. В том числе и огород Фомушкиных. Мостик был сделан из широких досок. Внизу под водой ступенька, чтоб удобно было спускаться в воду. 
Сразу у мостика было глубоко, в детстве почти «по шейку».
Любимым местом на реке было это. Здесь купались, здесь загорали, играли, здесь переходили речку, чтобы попасть в лес, сокращая дорогу. Здесь катались на валенках (коньков ни у кого из нас не было) по льду зимой. Сюда съезжали на санках с крутой горы.
В этом месте одно время русло реки раздваивалось, оставляя в центре островок с мелким речным песком. Возле островка было глубоко - «крышка». 
Одно время здесь были лавы. Навес из брёвен и досок, временный хлипкий мостик. Тут он состоял из двух частей: длинной – в широком месте реки до островка и узкой, где лежала одна широкая доска. 
Здесь я однажды тонула. Кто-то из девчонок, зная мою боязнь переходить через реку по лавам, стал прыгать, раскачивая доску. Голова закружилась, и я полетела вниз. Помню, как шла ко дну с открытыми глазами. Нахлебавшись воды, я кое-как выбралась. Перепугались тогда все. Страшно было, что попадёт дома за мокрую одежду. Добежали до дома Тани Ганюшкиной и стали сушить мою одежду утюгом. Высушили кое-как, а вот новые босоножки, с разноцветными ремешками, которые я надела в тот день в первый раз, были испорчены. Это были самые красивые босоножки в моем детстве. И, пожалуй, единственная ВЕЩЬ, потери которой мне было так отчаянно жаль... Пока одежду сушили, времени прошло много. К тому же мой полёт видел рыбак, которого мы в кустах не заметили, и сдал меня маме. Дома меня ждал прут…
Здесь же, на Фомушкином мостике, ловили раков. На глубине под берегом те, кто умел нырять, залезали в норы руками. Мы же привязывали к длинной палке алюминиевую вилку и сверху, наклоняясь над водой, высматривали рака. Попасть и проколоть панцирь удавалось редко. Вилка гнулась и ломалась. 
В нескольких шагах вверх по течению, где было мелко, сачком ловили мелкую рыбу - сомов и лёжней (не знаю, как на самом деле они называются, но мы называли их так). Марлевые сачки использовали те, что покупали нам для ловли бабочек. Было тогда такое любимое занятие у ребятни. Когда сачок рвался к нему пришивали другую марлю и использовали для рыбалки. Ставишь сачок на землю, а сам, топая ногами, выгоняешь рыбу из тины.
Еще ниже по течению был Беляков мостик. Тут тоже иногда строили лавы. Здесь мы не купались – мелко. 
Возле этого мостика ловили на удочку пескарей. На рыбалку ходили с полулитровой или литроврй стеклянной банкой, к которой была приделана ручка из веревки. Удочку могла сделать любая девчонка. Длинная тонкая ивовая палка, на ней леска, поплавок, грузило, которое зажимали зубами, и крючок. 
Чтобы пройти дальше по реке, нужно было подняться в горку, здесь берег был в зарослях ольхи. Поднимешься на горку, и вдоль изгороди, отделяющей усадьбы, идешь по краю горы, а потом спускаешься вниз к Глинкам. Так и говорили: «Пойдем на Глинки». Здесь дно реки было скользким от глинистой почвы. Возле мостика можно было купаться «по шейку». 
Дальше вдоль берега по реке не ходили. Переходили речку по одним из лав и шли в лес. 
Шли по полю, которое редко бывало засеяно. Здесь пасли коров. Бабушка называла это место Красный сад и говорила, что когда-то здесь была битва. Мол, красный от крови...
Но кто ж вовремя слушает рассказы бабушек?..
За Красным садом начинался Первый бор. Лес между рекой и дорогой, образовывавший условно треугольник. Заблудиться тут было нельзя.
На остром углу этого треугольника, у дороги, находился Марфин омут.

Спуска к нему не было, во всяком случае с правого берега. На воду смотрели сверху с крутого обрыва. Здесь река делала поворот влево, а потом снова вправо.
Тут на краю поля был Чёрный омут.

Бабушка, возможно, боясь, что мы захотим здесь искупаться, рассказывала истории о том, что тут есть водовороты, которые утаскивают под воду. Я трусила, представляя себе, как водяной тянет меня за ногу, и ни разу там не искупалась.
А ведь кто-то когда-то дал названия этим омутам! Видимо какие-то истории были с этим связаны! Кто теперь вспомнит? Кто расскажет? Да и называют ли их сейчас так? Помнят ли?
Когда стали "постарше", лет десяти, стали ходить купаться вверх по реке. Туда, где теперь построен новый мост. Там была нырялка. Доска, вкопанная в край высокого берега, с которой смелые и умеющие плавать прыгали в воду.
Возле нырялки было небольшое поле, где рос турнепс. Брать его никто никогда не запрещал, и мы постоянно грызли эти вкусненные огромные белые клубни. Так и остался в памяти запах речной воды, травы и турнепса...
Вот сколько раз уже писали в блоге и о другой реке детства, и я о Рене, а захотелось вспомнить эти места и мостики. Оставить в памяти уходящие названия.
Пока не поросло быльём... Ведь не поросло?