воскресенье, 23 апреля 2017 г.

Дворянские усадьбы Кесемского края. Пашково. Бароны фон Штемпель

История деревни Пашково
До 1910 года деревня носила название Холм. Поскольку в составе Кесемской волости была ещё одна деревня с одноимённым названием, то в документах их титуловали Остолоповский Холм и Пашковский Холм. Первый находился в составе прихода Кесемской церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Второй Холм – в приходе церкви Вознесения Господня в селе Остолопово.
В 1646 году деревня Пашковский Холм находилась в составе вотчины Ивана и Елизария Казариновых, детей Титовых. В 1677 году перешла к Андриану и Игнатию Елизаровичам Титовым. Сыновья последних: вахмистр Петр Андрианович и Яков Игнатьевич Титовы продолжали владеть сельцом Пашково и деревней Холм до 1710года. 
В дальнейшем владела усадьбой жена флота лейтенанта Екатерина Яковлевна Ивина, дочь Якова Игнатьевича Титова. Супруги имели сыновей Петра и Павла. Возможно, именем одного из её сыновей и назвали усадьбу Пашково. Внучка Екатерины Яковлевны Ивиной Анна Петровна Ивина –жена Христофора Романовича фон Штемпель.

Бароны Фон Штемпель. История рода
Род баронов принадлежит к древнему прибалтийскому дворянскому роду, родина которого маленькое герцогство Курляндия. Баронский титул Штемпелям был дарован в 1561 году польским королем Сигизмундом Августом. 
18 июля 1634 года род внесён в матрикул Курляндского дворянства. В России высочайшей властью род баронов фон Штемпелей признан в 1856 году. Записан в родословные книги Тверской, Пензенской и Московской губерний. Члены этого рода с 1817 года в грамотах на ордена, чины и другие бумаги именованы баронами. Правительствующий Сенат России от 10 июня 1858 года и 28 февраля 1862 года за курляндской дворянской фамилией фон Штемпель признал баронский титул. Члены рода утверждены в баронском достоинстве с внесением в 5 часть родословной книги: Бароны фон Штемпель. 

История появления баронов фон Штемпелей в России
Анна Иоанновна, племянница Петра Первого, вдовствующая герцогиня курляндская была приглашена на российский престол в 1730 году. В её обозе среди большого количества прислуги приехал в Россию Готгард Вильгельм Готлиб фон Штемпель, 1706 года рождения. Его жена – Гедвига фон Штемпель, в девичестве фон дер Остен Сакен. 

В 1831 году в семье родился Николай Эрнест фон Штемпель. Жена –Екатерина Агнесса фон Штемпель, в девичестве Коскуль. 

В 1752 году родился у супругов Рейнгольд Ульрих фон Штемпель. Жена последнего – Бенигна Доротея Каролина фон Штемпель, в девичестве фон Альбегиль. Рейнгольдовичи (или по-русски Романовичи) – огромное родословие баронов фон Штемпелей, зарегистрированное в Московской, Новгородской, Петребургской и других губерниях.

Для нас из этого огромного родословия представляет интерес подполковник Христофор Романович /Рейнгольдович/ фон Штемпель. Правнук Готгарда Вильгельма Готлиба фон Штемпеля. С него началась тверская, а точнее, весьегонская ветвь родословия. Получив в приданое приблизительно в 1820 году, за женой Анной Петровной Ивиной /внучка владелицы усадьбы Екатерины Яковлевны Ивиной/ усадьбу Пашково с деревней Пашковский Холм, стал первым её хозяином. 

Деревня Пашковский Холм
Располагалась на большой дороге из Красного Холма в Устюжну. По скату, при трёх колодцах. При сельце усадьба Барона Штемпеля. 
Река Паниха в ста саженях от деревни и 2 пруда в деревне. 
Дороги грязны, поля со скатом. Почва сырая, подпочва красная глина. Берёзовый и еловый лес 30-и лет. В деревне было два передела. Первый по выходе на волю по работникам и подросткам 12 лет, второй - в 1880 году из-за пустовавших душ. Покос и лес делят ежегодно. Топливо прикупают. С двора по три рубля. Усадьбы с полевой землёй разделены по душам. Детей обучают в Кесемской земской школе и у своего деревенского грамотного солдата с оплатой 1 рубль за зиму с ученика. Содержание учителя – по очереди. Отхожий промысел - чернорабочие в Петербурге. Относилась деревня к Кесемскому церковному приходу. В деревне, согласно документов Тверской епархии, 53 двора, 151 мужчина, 174 женщины. Земли в усадьбе 660 десятин. 10 жилых и 27 хозяйственных построек. Паровая мельница. Винокуренный завод. Сыроварня. Кирпичный завод.
Помимо Пашкова принадлежали этой семье деревни Андрейцево Делединской волости Весьегонского уезда, Долматово Рудневской волости Кашинского уезда.

Семья баронов фон Штемпель
Христофор Романович фон Штемпель /5 апреля 1793 - 28апреля 1855/. Подполковник Уланского полка. Место рождения: Курляндия. Погребение в возрасте 62 лет на дворянском погосте в селе Кесьма Весьегонского уезда Тверской губернии.
Жена: Фон Штемпель /Ивина/ Анна Петровна /5 ноября 1803 – 27 мая 1839/. 
Место погребения: погост Студенец Поле Кашинского уезда Тверской губернии.

Дочери:
Фон Штемпель Александра Христофоровна /1837-?/.
Фон Штемпель Екатерина Христофоровна /1835-1908/, в замужестве Вилланд.
Фон Штемпель Мария Христофоровна /1838-1914/.

Сын: фон Штемпель Геннадий Христофорович /5 апреля 1836 - 22 февраля 1908/. Обрёл вечный покой на дворянском погосте села Кесьма. 
Из документов Весьегонского земского собрания и Адрес-календарей Тверской губернии о бароне можно рассказать следующее.
Начало деятельности – военная служба. Видимо, не особо длительная. По выходе в отставку он приступил к исполнению должности станового пристава второго стана Весьегонского уезда. Состоял в гражданском чине губернского секретаря. Гражданский чин двенадцатого класса табели о рангах. На службе дослужился до чина статского советника. Становой пристав – главное полицейское лицо стана, территория которого примерно половина Весьегонског уезда. В распоряжении у станового пристава урядники, волостные старшины, сельские старосты.
Активный общественный деятель. Попечитель Кесемской земской больницы. Попечитель Якушинского и Попадьинского земских училищ. Меценат. Во время функционирования в селе Кесьма летних земских детских ясель семья фон Штемпелей выделила продукты и игрушки. Непременный многолетний земский гласный в Весьегонском уездном и Тверском губернском собраниях.
Помимо общественных деяний Геннадий Христофорович также активно занимался предпринимательской деятельностью. В своей усадьбе Пашково создал по тем временам образцовое хозяйство. Паровая мельница о шести поставах. Единственная в Весьегонском уезде. Основа парового хозяйства – паровоз. Птичники, скотные дворы с огромным дойным стадом. Кирпичный завод, сыроварня.

Первым предприятием Геннадия Христофоровича стал винокуренный завод. Предприятие создано бароном Штемпелем совместно с дворянкой соседней усадьбы Анной Александровной Пыжовой. Спустя несколько лет барон принял судьбоносное решение. Открытие своей винокурни в усадьбе Пашково. Практичный и оборотистый барон быстро стал одним из лучших хозяев округи. 

Развитие маслоделия и сыроварения в Весьегонском уезде не оставило в стороне и внимание барона Штемпеля. В Пашкове была открыта собственная сыроварня. Нанят педантичный немец-сыровар. Направлены в земскую школу сыроварения ученики. В дальнейшем это была одна из образцовых сыроварен Весьегонского уезда.

Расположение усадьбы недалеко от торгового села Кесьма дало возможность хозяину стать одним из активных поставщиков на кесемской базар товаров со своей усадьбы. Овес и яйца, скупаемые в солидных партиях краснохолмскими купцами Бородавкиными, поставлялись для последних Г.Х. Штемпелем.

Для нужд земского строительства открыт кирпичный завод. Со временем Штемпель нанял в усадьбу местных управляющих. Так служили управленцами Афанасий Иванович Щербинин из села Кесьма, староста деревни Пашковский Холм Михаил Кириллович Кириллов. В 1901 году Геннадий Христофорович создает в Петербурге на Васильевском острове очень актуальное предприятие «Новая ассенизация». Петербург стал зимним местом жительства семьи, когда подросли сыновья и дочери. Всем надо было дать образование. Сыновьям – реальное училище и гимназию. А дочерям – благородный институт имени великой княгини Елены Павловны. Скончался Геннадий Христофорович 22 февраля 1908 года. Обрел вечный покой на дворянском погосте села Кесьма.

Жена: Фон Штемпель Елизавета Семёновна /4 ноября 1839-11 января 1882/, в девичестве княжна Ухтомская. Родилась в селе Тухани Весьегонского уезда Тверской губернии. Многочисленный дворянский род, берущий свое начало, как повествуют семейные легенды, от Рюрика. 

Дочь кесемского помещика Семена Андреевича Батюшкова выдана замуж в семью самых состоятельных землевладельцев Весьегонского уезда Шварцев. Дочь Екатерины Семёновны – Фелисата Максимовна Шварц выдана замуж в усадьбу князей Ухтомских в селе Тухани. Елизавета Семеновна – дочь Фелицаты – жена Геннадия Христофоровича фон Штемпеля/. 

Елизавета Семеновна оставила о себе добрую память как меценатка и попечительница кесемского женского повивального приюта. Принять на себя попечительство Елизавете Семеновне предложило Весьегонское земство. Так с 1872 по 1882 годы она состояла в этой почетной должности. Скончалась в Петербурге 11 января 1882 года. Обрела вечный покой на Смоленском кладбище.
Дети:
Фон Штемпель Геннадий Геннадиевич /1866-1876/. Обрёл вечный покой на Смоленском кладбище Петербурга.
Фон Штемпель Михаил Геннадиевич /17 января 1865 -14 ноября 1892/. Учился с 1881 по 1885 год в Петербурге в гимназии Карла Мая, в лучшем учебном учреждении города. Преподавание велось на немецком языке. В1890 - 1893 году кандидат в земские гласные Весьегонского уезда. Обрёл вечный покой на дворянском погосте села Кесьма. 
Фон Штемпель Анна Геннадиевна /1863-1882/ Скончалась в возрасте 19лет. Обрела вечный покой на Смоленском кладбище Петербурга.
Фон Штемпель Елизавета Геннадиевна. В замужестве Данилова.
Фон Штемпель Инна Геннадиевна. В замужестве Пещурова.
Фон Штемпель Николай Геннадиевич /30 января 1864-?/. Выпускник кадетского корпуса в Москве. Офицер рязанского гренадерского полка. В службе с 15 декабря 1881года. По выходе в отставку поселился в усадьбе Спасское Слезкино, около города Устюжна. В 1890 году женился на Ирине Павловне Галаховой. В 1895 году предводитель дворянства Череповецкого уезда. Земский начальник Череповецкого уезда. Коллежский советник. Помимо этого, после смерти Генадия Христофоровича продолжил управление конторой отцовского предприятия «Новая ассенизация» в Петербурге. 
В своей усадьбе Спасское Слезкино занимался предпринимательством и развил хозяйство подобное отцовскому в сельце Пашково. 
Мария Карловна Куприна-Иорданская в своей книге воспоминаний «Годы молодости» писала: «Недалеко от Даниловского находилось большое имение барона Штемпеля. Немца, женатого на русской. Барон Штемпель был образцовым хозяином. Расчищен с немецкой аккуратностью лес. На деревьях выбиты машинкой номера, чтобы в случае кражи можно было быстро найти вора. Молоко из усадьбы Батюшковых Даниловское отправляли на сыроварню баронов Штемпелей. Баронесса Ирина Павловна фон Штемпель заехала с сестрой и племянником-лицеистом в Даниловское с коротким визитом». Так состоялось знакомство семьи русского писателя Александра Куприна с семьей баронов Штемпелей.
В семье Ирины Павловны баронессы фон Штемпель, в девичестве Галаховой и Николая Геннадиевича фон Штемпеля подрастали две дочери. Елизавета и Марианна.
Ирина Павловна скончалась в эмиграции на острове Лемнос в Греции 30 апреля 1920 года в возрасте 50 лет. Похоронена на первом русском кладбище у лагеря Калоераки. Здесь на острове Лемнос она служила медсестрой в английском госпитале. Николай Геннадиевич фон Штемпель с острова Лемнос перебрался в Югославию и служил с 1921 по 1929 годы на гражданской службе в Белграде.

Дети:
Елизавета Николаевна фон Штемпель. Дочь Николая Геннадиевича фон Штемпеля. Участница Первой Мировой войны. Сестра милосердия в госпитале. Скончалась в 1916 году. Похоронена на погосте Спасское Слезкино Устюженского уезда.
Марианна Николаевна фон Штемпель. В замужестве Билькевич. Эмигрировала в 1920 году в Югославию.
Штемпель Христофор Геннадиевич /26 мая 1870 - 1916/. Отставной поручик. Состоял попечителем Якушинского земского училища в Весьегонском уезде Тверской губернии. По выходе в отставку жил с семьёй в усадьбе Бутырки Корсунского уезда Симбирской губернии, принадлежавшей жене Варваре Ивановне Половцевой. Христофор Геннадиевич был активным деятелем Симбирского губернского земства. С 1905 по 1917 год состоял членом Симбирской губернской управы, членом правления дворянского земельного банка, гласным Симбирской городской думы. Состоял также членом многих общественных организаций. Помимо этого, барон фон Штемпель – состоятельный землевладелец. Владелец усадьбы и сельца Бутырки Корсунского уезда Симбирской губернии. 
Варвара Ивановна фон Штемпель арендовала у купца Башкирова винокуренный завод. А Христофор Геннадиевич положил начало развития конного завода.
В 1905 году Фон Штемпель приобрел две смежные усадьбы на Покровской улице Симбирска. Одна из усадеб с большим вишневым садом приобретена прежними владельцами у вдовы статского советника инспектора народных училищ Ильи Николаевича Ульянова. Вырубив часть вишневого сада, Х.Г. Штемпель строит на приобретенной территории два дома: деревянный флигель и красивый двухэтажный каменный дом по проекту известного симбирского архитектора Августа Шодэ. Живший в эту пору в Симбирске Дмитрий Ульянов писал сестре Марии: «…жаль, что сада нашего теперь нет. Его купил некий барон со скверной фантазией. Вырубив вишнёвый сад, барон строит новый дом». Территория городской усадьбы барона фон Штемпеля состояла из двух домов. Во флигеле жили постояльцы. А в доме, жить долго не пришлось. Из-за финансовых затруднений дом был продан. Хотя его и в наши дни в городе зовут «дом Штемпеля».
На фотографии, любезно присланной мне из музея города Ульяновска, семья барона фон Штемпеля. Христофор Геннадиевич в военной форме. В это время он занимался вопросами снабжения армии. Снимок сделан перед поездкой в прифронтовую полосу. Жизнь Христофора Геннадиевича оборвалась в1916 году. Умер от разрыва сердца на фронте.

Жена Варвара Ивановна фон Штемпель, в девичестве Половцева /1870-1939/. Училась в женской гимназии Симбирска. Подруга Ольги Ульяновой. Служила библиотекарем в губернской управе. В 20 годы прошлого столетия записана в лишенки. В 1929 году выслана с детьми в Казахстан. Всё имущество конфисковано. Среди конфискованных вещей красивое платье. Получил его вместо зарплаты банковский служащий. Сегодня платье находится в музее.

Дети.
Фон Штемпель Екатерина Христофоровна. 
Фон Штемпель Софья Христофоровна.
Фон Штемпель Геннадий Христофорович. Сын барона Христофора Геннадиевича фон Штемпеля. Внук Геннадия Христофоровича Штемпеля. Скончался в 20 годы прошлого столетия от тифа. Варвара Ивановна с дочерьми после этой трагедии уехала в деревню Бытырки, откуда, видимо, и была выслана в Алма-Ату.
Барон Геннадий Христофорович фон-Штемпель с внучкой, дочерью его дочери Ольги Геннадьевны Шрейер (ур. фон Штемпель)
Фон Штемпель Ольга Геннадиевна. В замужестве Шрейер. Молодая барышня Ольга фон Штемпель выдана замуж за военного коменданта в городе Баку. Иван Юрьевич Шрейер очень рано скончался, и вдова с дочерью Елизаветой приехали жить в усадьбу Пашково. Служила учительницей женской гимназии в Петербурге. Скончалась в 1934 году.
Ольга Геннадьевна Шрейер (ур. баронесса Штемпель, дочь Геннадия Христофоровича фон-Штемпель) и её муж Иван Юльевич Шрейер
Шпейер Елизавета Ивановна. Внучка Геннадия Христофоровича фон Штемпеля. Фотография 12 апреля 1892 года.

Далее о своей семье рассказывает Иван Александрович Бринкен, правнук Генадия Христофоровича в 4 колене. 

Документы из семейного архива Ивана Александровича Бринкена.
Николай Александрович фон ден Бринкен (6.12.1894-20.05.1969). Православный, родился в Рославле Смоленской губ. Примерно в 1918 г., участвуя в строительстве железной дороги Овинище-Ссуда, проходил через имение Пашково, где и познакомился со своей будущей второй женой, Елизаветой Ивановной Шрейер. Женился на ней 15.02.1919. Брак был зарегистрирован в Кесемской волости Весьегонского района Калининской области. В 1920-х гг. служил в III-й части Военно-Аэро-Фото-Топографического отдела РККА, затем работал в качестве инженера Центральной экспедиции наземной и воздушной стереофотограмметрии Наркомата путей сообщения в Ленинграде. В феврале 1935 года был арестован органами НКВД по обвинению в шпионаже в пользу Германии, из-за связей с представителями немецких и швейцарских фирм в 1928-33 гг. (“Цайсс”, “Вильд” и др.), а также за дворянское немецкое происхождение. Был осужден на 10 лет ИТЛ - ссылки в Коми АССР (Ухтпечлаг) – с поражением в правах на 3 года (отбыл фактически более 20 лет - подробнее см. следственные материалы НКВД-КГБ). Его дело было прекращено за отсутствием состава преступления определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 11.10.1958, 22.10.1958 Н. А. ф.-д. Б. был реабилитирован. 

Елизавета Ивановна фон ден Бринкен, урождённая фон Шрейер (16.4.1891-20.2.1965). Православная, родилась в Баку (по документам в Тифлисе), умерла в Кирово-Чепецке. В 1910 г. окончила Санкт-Петербургский Павловский Институт (аттестат от 25.05.1908) и 3-х годичные курсы при нём (мать, не имея средств, поместила её в учебное заведение для живущих на казённый счет, как полусироту). В 1910 г. окончила 2-х годичные курсы немецкого языка при Павловском институте, а в 1912 г. курсы французского языка у М. М. Бобрищевой-Пушкиной (угол Литейного пр. и Сергиевской ул.). В Павловском институте обучалась хоровому пению и музыке у инспектора консерватории Лаврова Н. С. В 1910-18 гг. жила частично на иждивении матери, давала частные уроки по языкам, и в то же время на протяжении 1911-17 гг. обучалась пению у преподавателя Александры Валерьяновны Панаевой-Карцевой, ученицы итальянской певицы Виардо. Елизавета Ивановна с матерью в Санкт-Петербурге проживали на Спасской ул. (ныне ул. Радищева). 15.02.1919 вышла замуж за Н. А. фон ден Бринкена, и взяла фамилию фон-ден Бринкен. Первые двое их детей (Ольга и Олег) родились в селе Кесьма, неподалёку от имения Пашково. В 1918-21 гг. Елизавета Ивановна преподавала пение во 2-м государственном музыкальном техникуме им. Мусоргского на Фонтанке, где имела и детский класс, и взрослых учениц. Добровольно ушла из союза музыкальных педагогов и из школы и не работала до 1935 г., так как в это время не могла оставить без своего ухода 3-х детей и больную мать. В этот период Е. И. Бринкен была на иждивении своего мужа. С 01.09.1935 г. по 03.07.1937 г. работала учительницей пения в 32-й школе Фрунзенского района (бывшая 37-я школа). С 01.09.1936г. по июль 1937 г. была преподавателем пения в ДХВД Куйбышевского района в Ленинграде (Кузнецкий переулок, 20В 1935-36 гг. повышала квалификацию на курсах при Ленинградском дворце пионеров. В 1937 г. после осуждения мужа вместе с детьми должна была быть выслана в Красноборский район Архангельской области, но просила следователя изменить место ссылки на такое, где была бы музыкальная школа, где она могла бы работать. В результате была с детьми выслана в г. Киров (Вятка), как жена “врага народа”, куда выехала 06.07.1937. С 08.07.1937 по 05.03.1946 находилась в высылке в Кировской области. С сентября 1937 г. работала в Кировской музыкальной школе преподавателем пения. По совместительству работала руководителем хорового кружка Облпромсовета с октября 1937 г. 25.12.1945 получила пропуск до станции Ухта сроком действия до 25.01.1946 г. для встречи с мужем. Позднее проживала в г. Кирово-Чепецке, где и умерла. 

Дети: Ольга Николаевна Бринкен (26.11.1919-11.1997), 
Олег Николаевич Бринкен (24.08.1921-16.12.1980), 
Марина Николаевна Бринкен (06.07.1929-17.04.1942). 

Информация с сайта «Репрессированные геологи».
БРИНКЕН Николай Александрович. 1894-1968.
Геодезист и топограф, специалист по аэрофотосъемке, в заключении — геолог. Уроженец Рославля Смоленской губ., из немецких дворян. "В первой половине 30-х годов работал в системе НКПС — в ленинградских исслед. и учебных учреждениях: ст. инженер ЦНИИ НКПС, ассистент ЛИИПС и Ленинградского ин-та гражданского воздушного флота. Арестован в феврале 1935, осужден военным трибуналом ЛВО по ст. 58, п. 6, ч. I на 10 лет лагерей с последующим поражением в правах на 3 года. В сентябре 1935 прибыл этапом в Ухтпечлаг, работал в геологических партиях на Водном промысле и на Крутой (ОЛП-10 и ОЛП-17), в тресте «Войвожнефтегазразведка» нач. топографической партии. Вторично арестован в лагере в 1941 по делу о «подпольном правительстве». Лагерная карточка его кончается словами: «Убыл вследствие освобождения по отбытию срока. Дата убытия — 6 ноября 1945, с прикреплением на ОЛП-17». Продолжал работать в том же тресте нач. партии. Реабилитирован 22 октября 1958.

Иван Александрович Бринкен
В августе 2007 года у меня были особые посетители. Молодой мужчина, с доброжелательной улыбкой на лице представился: « Здравствуйте. Мы потомки баронов Штемпелей». Так состоялось у меня знакомство с этой семьёй, а одновременно возникло и желание описать усадьбу и историю семьи.
Вот здесь у мемориального камня М.Н.Храбростину мы с ним встретились в июне прошлого года. Эта маленькая Сонечка и её брат Федя – частичка родословия дворян Батюшковых, князей Ухтомских и баронов Штемпелей. 
Известный русский поэт Константин Батюшков из этого рода Батюшковых.


Алфавитный перечень родословия баронов фон Штемпель. Определение родства по отношению к Геннадию Христофоровичу фон Штемпелю

Фон Штемпель Александра Христофоровна. Сестра Фон Геннадия Христофоровича Штемпеля.
Фон Штемпель Анна Геннадиевна. Дочь Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Анна Петровна. В девичестве Ивина. Мать Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Варвара Ивановна. В девичестве Половцева. Жена Христофора Геннадиевича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Екатерина Христофоровна. В замужестве Вилланд. Сестра Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Екатерина Христофоровна. Внучка Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Елизавета Геннадиевна. В замужестве Данилова. Дочь Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Елизавета Николаевна. Дочь Николая Геннадиевича Фон Штемпеля. 
Фон Штемпель Елизавета Семеновна. В девичестве княжна Ухтомская. Жена Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Геннадий Геннадиевич. Сын Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Геннадий Христофорович. Сын Христофора Геннадьевича Фон Штемпеля. Внук Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Инна Генадиевна. В замужестве Пещурова. Дочь Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Ирина Павловна. В девичестве Галахова. Жена Николая Геннадиевича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Марианна Николаевна. В замужестве Билькевич. Дочь Николая Геннадиевича Фон Штемпеля. 
Фон Штемпель Мария Христофоровна. В замужестве Гурскалина. Сестра Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Михаил Геннадиевич. Сын Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Николай Геннадиевич. Сын Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Ольга Геннадиевна. В замужестве Шрейер. Дочь Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Рейнгольд /Роман/ Ульрих фон Фон Штемпель. Дед Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Софья Христофоровна. Дочь Христофора Геннадиевича Фон Штемпеля. Внучка Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Христофор Геннадиевич. Сын Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.
Фон Штемпель Христофор Романович. Отец Геннадия Христофоровича Фон Штемпеля.

Источники:
  1. Адрес-календари Тверской губернии. 1880 - 1916 гг. 
  2. Алхимов А. Чудеса земли Устюженской. Усадьба Г.Г. Штемпеля. Выходцы из Курляндии // «Вперед». – 2011. - 11февраля. – С. 14. 
  3. Вся Россия: альманах. - СПб. , 1895, 1902. 
  4. Голицын П.П. Список дворянских родов Новгородской губернии, внесенных в дворянскую родословную книгу с 1787 по 1-е января 1910 года с приложением списка губернских и уездных предводителей дворянства с 1767 года. – Новгород, 1910. - С.358. 
  5. Документы Весьегонского районного архива. 
  6. Дворянский адрес-календарь на 1897 год. - СПб. : Шапошников, 1896.- 131с. 
  7. Жертвы политического террора в СССР [Электронный ресурс] // http://lists.memo.ru/
  8. Кондрашов А.И. Очерки по истории Весьегонского края. – Тверь : Славянский мир, 2005. - 60с.: ил. 
  9. Краеведческий словарь Весьегонского района Тверской области / сост. Г.А. Ларин. – Тверь : Тверское книжное изд-во, 1994. - 150с. 
  10. Купцов Б.Ф. Весьёгонск. Вехи истории. - Тверь, 2007. - 396с. 
  11. Ларин Г.А. Весьегония : словарь-справочник / Геннадий Ларин. – Москва : ИД «Ключ-С», 2010. - 450с. : ил., портр. 
  12. Незабываемые могилы. Российские зарубежные некрологи. 1917-1997: в 6-ти т. / Рос. Гос. Б-ка. Отд. лит. русского зарубежья. - М. : Пашков дом, 1999 - 2007. - Кн.3. - С.479. 
  13. Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской империи. – Санкт - Петербург, 1794 - 1799. 
  14. Памятные книжки Тверской губернии на 1863, 1865, 1868 г. 
  15. Протоколы собраний Весьегонского уездного земства. - 1868-1915. 
  16. Санкт-Петербургский альманах. 1912.- СПб.,1912 - На французском языке. 
  17. Санкт-Петербургский альманах. 1913. - СПб.,1913 - На французском языке. 
  18. Справочная книга по Тверской епархии на 1915 год / Тверская духовная консистория. - 1914. 
  19. Справочник волостного деления Тверской губернии. – Тверь, 1915. 
  20. Сытин А.С. Варя Половцева – баронесса Варвара Штемпель // «Вместе с вами». – 1999. – № 4 (июль). – С. 14. 
  21. Тверской статистический сборник / Тверская епархия. – Тверь,1901. 
  22. Чернявский М.П. Генеалогия господ дворян, внесенных в родословную книгу Тверской губернии с 1787 по 1869год / М. Чернявский. - Тверь, 1869. - 219 с. 
  23. Шабалкин А. Фотосудьбы в судьбе Отечества.- Ульяновск. Ульяновская неделя. 2002 / Семейные портреты. Семья Шоде. Семья купца Баскакова. Семья Благоевых. Семья барона Х.Г. Штемпеля. 
  24. Шереметевский В. Русский провинциальный некрополь. - М., 1914. - Т.1.

суббота, 22 апреля 2017 г.

Старое фото, как память из прошлого…

Со страницы старого альбома, что хранится в нашей центральной библиотеке, смотрят на меня лица, которые нельзя забыть. Старую фотографию беру осторожно в руки, и под моими пальцами глянец становится теплее, мне очень дорог этот черно-белый снимок. 
Время останавливается, и, сдувая пылинки былых лет, я вглядываюсь в застывший кадр, вглядываюсь в свою молодость… 
В маленькой комнате Нины Васильевны Верхоланцевой рисуем с натуры, я, Тамара Алашкина, а рядом - Михаил Верхоланцев, сейчас личность легендарная не только для нашего города, но и для всей России.
Нина Васильевна Верхоланцева
Среда. По средам в этой крохотной комнате в старом городе, в доме на углу, проходили занятия кружка рисования, которые я никогда не пропускала. Вела занятия Нина Васильевна Верхоланцева - замечательная, неподражаемая женщина, которую буду помнить, пока жива.
В то время (70 – е годы) на кружок приходили  Геннадий Клюшин, Александр Смородин, Г.еннадий Угрюмов, Вячеслав Розмин, ставшие художниками.
А старт в жизнь искусства им дала Нина Васильевна.
В одну из сред, зайдя в комнату, я увидела возле печки у двери незнакомого человека, чем-то похожего на Нину Васильевну. 
«Знакомьтесь, Мишка, мой сын» - проговорила Нина Васильевна. 
Михаил улыбнулся и раскланялся. Невысокий рост, яркая рубашка, джинсы, улыбка, быстрота в движении, простота в общении с нами, сразу расположили к себе. 
Казалось, что с Михаилом, двигавшимся по маленькой комнате как ртуть, мы давно знакомы. 
В эту среду урок рисования (мы рисовали портрет с натуры) вел Михаил…
Спустя много лет по рассказам Марата Михайловича, старшего брата Михаила, а затем и по печатным материалам (воспоминаниям) я узнала всю историю их семьи. В апреле 1938 года семья Верхоланцевых – Нина Васильевна с сыновьями Маратом и только что родившимся Мишей – оказалась в Весьегонске. Случилось это после ареста и расстрела как «врага народа» их мужа и отца, командира 25-й Чапаевской дивизии – Михала Зюка.
Михаил Иосифович Зюк (Нехамкин), герой Гражданской войны

Михаил Верхоланцев вырос в маленьком Весьегонске, окончил там среднюю школу, а мать, выпускница Академии художеств, развила его творческий дар. 
В рассказах Михаила Верхоланцева о своём детстве, проведенном в Весьегонске, нет и намёка на тяжесть и убожество жизни ссыльных «врагов народа», кроме одного: мать трудилась двадцать часов в сутки, но в те времена все работали точно так, иначе война была бы проиграна. 
Мать преподавала немецкий язык в школе, был ещё и огород в 12 соток, существенный кормилец семьи, а воспитателем двух сыновей были школа, улица и домашняя библиотека, вполне приличная даже по московским меркам. По материнской линии Михаил принадлежит к известному и богатейшему сибирскому купеческому роду Басниных.
Василий Баснин 
 Василий Баснин был очень разностороннее развитым человеком. 
Увлекался наукой, искусством, культурой
Прапрадед Василий Николаевич дружил с декабристами и встречался с Пушкиным, прадед Николай Васильевич стал известным юристом, учился в Париже композиторскому искусству у Гектора Берлиоза, был женат на двоюродной сестре знаменитого английского писателя Уилки Коллинза, создателя детективного жанра, автора «Лунного камня» и «Женщины в белом». Вместе с отцом он собрал уникальную коллекцию гравюр и картин (около 8500 работ), которую его вдова Энн Элизабет Вильямсон подарила в 1918 году, вскоре после его кончины, Пушкинскому музею. 
Михаил поступил в Московское высшее художественно-промышленное училище, и окончил его в 1961 году. 
Его старший брат Марат Михайлович преподавал в школе географию, пристрастил к походам и археологии.
Г. Угрюмов "Портрет Марата Верхоланцева"
Михаил Михайлович награжден премиями и медалями. 
Россия, Италия, Дания, Бельгия, Турция, Польша… 
Триумфальным было его участие в международных конгрессах малой графики в России (1988), Дании (2002), Австрии (2004) и Швейцарии (2006). Российская академия художеств наградила его в 2003 году Серебряной медалью, а в 2007 году заслуженному художнику России Михаилу Михайловичу Верхоланцеву была присуждена Золотая медаль Творческого союза художников России.

"Лес в окрестностях Весьегонска."
(Лес среднерусской полосы. Сухая сосна)
бумага/акварель, карандаш 55см x 50см 2002 г.


Вот эта картина и не дает мне покоя с тех пор, как увидела ее в интернете. Кажется, нет в ней ничего особенного, болотно-ржавые тона, изломанные линии сосен, но, почему-то, кажется мне, что на картине изображен Весьегонск, с его трагической судьбой - перенос из затопляемой зоны…
А может, это изображена под тяжестью жизненных испытаний вся несгибаемая семья Верхоланцевых?
Художественные произведения Михаила Михайловича Верхоланцева, на мой взгляд, очень трудно описывать. Много раз, перелистывая книгу «Михаил Верхоланцев. Гравюры. Иллюстрации. Живопись», подаренную автором в библиотеку, ловлю себя на мысли, что рассматривать их можно бесконечно, и каждый раз находить в них что-то новое, иногда не совсем понятное для себя.
М. Верхоланцев  "Осень в Мещере"
М. Верхоланцев ""Смирение"
М. Верхоланцев "Автопортрет с лютней" 
«Линия – это все» написано в предисловии. Это так, глаза скользят по замысловато – сложным линиям рисунка сливаясь воедино. Наверное, все это ему диктует его родовая память.
Михаил Михайлович Верхоланцев
Верхоланцевы не отпускают…
Двухэтажный дом напротив библиотеки, в который часто заходил Марат, квартира в старом городе с табличкой в память о Н.В. Верхоланцевой, разговоры, воспоминания читателей об этой семье, оставившей заметный след в истории нашего города, книги и альбомы с фотографиями, которые можно бесконечно перелистывать, вглядываясь в знакомые лица...
Я благодарна судьбе за короткое соприкосновение с семьей Верхоланцевых, которые раскрасили серую жизнь провинциального городка в яркие цвета, а Михаила - за его искусство вне времени.
Дом Н. В. Верхоланцевой в старом городе
 Сегодня я закрываю альбом, чтобы через некоторое время вновь его открыть…

воскресенье, 19 марта 2017 г.

Станция Овинище - далее везде? Снос "лишнего" имущества РЖД

В поселке Овинище сносят водонапорную башню. Из крепчайшего кирпича и камня, построенную в 1912-1913 годах. Одну из самых красивых в Тверской области железнодорожных построек.
Возведена она была на совесть. Много лет стоявшее без использования здание на низком топком месте не собиралось падать. На то, чтобы изничтожить один верхний кирпичный ярус, понадобилось две недели! Две недели несколько рабочих с перфораторами долбили царский красный кирпич, который упорно не поддавался. Башня не хотела умирать. Она была гордостью поселка, его визитной карточкой и главной (скажем прямо) достопримечательностью. Другие старые постройки сильно уступают ей и красотой, и размерами.
Полный текст здесь: 

воскресенье, 5 марта 2017 г.

Дворянские усадьбы Кесемского края. Никольское.

Мой дорогой читатель. Возможно, пройдёт ещё каких-нибудь неполных десять лет и название это, как и история усадьбы, будет забыто.
Да и сегодня произнося в разговоре название Никольское, слышу недоумение: «А где это?»
А ведь когда-то там кипела жизнь. Красивая усадьба с парком, прудами и аллеями. Красивые дома и, конечно, история семьи. 
Итак, Никольское. Сельцо рядом с деревней Мякишево Кесемской волости принадлежало дворянам Батюшковым.
В 1787 году Иван Семенович Батюшков венчается с Натальей Герасимовной Брянчаниновой. Дети: Николай Иванович и Анна Николаевна Батюшковы. 
В 1828 году, после кончины предводителя весьегонского дворянства кесемского помещика Ивана Семеновича Батюшкова, владения семьи разделены на две части.
Большая часть земель с селом Кесьма и деревней Губачево достались штабс-капитану Николаю Ивановичу Батюшкову /1801-1841/.
Причём, возможно, деревня Губачево была разделена на две части. Молодые крепостные достались Николаю Ивановичу, а старые переведены на свежие земли и деревня их стала – Старое.
Владелица деревень Старое и Мякишево – вдова Ивана Семёновича – Наталья Герасимовна Батюшкова. 
Около деревни Мякишево с этой поры начато развитие новой дворянской усадьбы Никольское.
С кончиной Натальи Герасимовны усадьба и прилегающие к ней деревни перешли к дочери – Анне Ивановне Пыжовой /Батюшковой/. Сестра Николая Ивановича была выдана замуж в семью дворян Пыжовых (Большое Молдино Вышневолоцкого уезда). 
В этой семье родился в 1823 году единственный сын Николай Павлович Пыжов.
Штаб-ротмистр Павел Николаевич и Анна Ивановна Пыжовы очень рано скончались и малолетний наследник стал очередным владельцем сельца Никольское и прилегающих к нему деревень.
Помимо этих земель он получил ещё частичные доли наследства в Любегощенской волости. Это Сандырево, Большое Шевелёво и Тучково.
Из газеты «Тверские губернские ведомости» за 1861 год стало известно, что Пыжов Николай Павлович был корнетом, мировым посредником 2 участка Весьегонского уезда. Жена мирового посредника – Анна Александровна Пыжова, в девичестве Тондер. Единственный ребенок в этой семье, рано умерший младенец Пыжова Александра Николаевна /16 октября 1858 - 13 августа 1863/.
Видимо, Николай Павлович тоже рано скончался, поскольку дальнейшей владелицей усадьбы стала Анна Александровна Пыжова. 
Во время её управления усадьбой произошло достаточно значительное развитие хозяйства: сыроваренный завод, большое стадо коров, классическое оформление усадьбы. А главное, построен винокуренный завод – совместное предприятие с бароном Геннадием Христофоровичем Штемпелем. 
Спустя несколько лет совладельцы разделили капитал и стали держать каждый свой винокуренный завод.
Госпожа Пыжова – в Никольском. Барон Г.Х. Штемпель – в Пашкове. 
В 1873 году Анна Александровна Пыжова и её сестра Елизавета Александровна Тондер открыли в усадьбе сыроваренный завод.
В 1883 году доверенный от А.А.Пыжовой и Е.А.Тондер известил земскую уездную управу о прекращении деятельности винокуренного завода № 2 в с.Никольское.
Анна Александровна Пыжова, жена корнета, скончалась в возрасте 56 лет, в 1888 году. Обрела вечный покой на дворянском погосте возле церквей села Кесьма. /Провинциальный некрополь/ 
Поскольку у этой семьи наследников не осталось, усадьба перешла к семье двоюродной сестры Павла Николаевича Пыжова.
Владелицей стала Екатерина Федоровна Пыжова /1828 год рождения, в замужестве Отт/.
Владимир Федорович и Екатерина Федоровна Отт с участием частичного финансирования земства и Вольного экономического общества создали в усадьбе образцовую сыроварню.

Владимир Федорович скончался в 1880 году. И усадьба перешла к его детям:
Примерно в 1908 году Фёдор Владимирович Отт прекратил деятельность в земстве и усадьбу по каким-то причинам выставили на торги.
К этому времени владение представляло собой 9 десятин земли под усадьбой, 7 жилых и 20 хозяйственных построек. 
Содержалось самое крупное в уезде после Шварцев дойное стадо – 88 коров. Пашня – 70 десятин земли. Всего около 560 десятин земли. 
При продаже заявили о приобретении частей учсадьбы крестьяне, о которых я расскажу далее.
Так стала усадьба хутором из 16 домовладений.
Приобрели дома, дворовые постройки и землю состоятельные деревенские жители из окрестных деревень.
Кожевниковы. Три семьи Кожевниковых из деревни Мякишево. 
Иван Егорович Кожевников состоял в ту пору попечителем земского училища. Кожевниковы владели торговой лавкой с правом продажи алкоголя в деревне Мякишеве и сельце Никольское. На Сандовском тракте у этой семьи был постоялый двор. Николай Егорович Кожевников состоял на службе у земства, заведуя Кесемским военно-конским участком.
Михайлов Степан Михайлович. Состоятельный крестьянин села Кесьма, земский гласный в уездное собрание от сельских обществ Кесемской волости.
Голяковы. Александр Григорьевич Голяков с сыновьяим имели самое крупное владение: 80 десятин земли, дом-крестовик и большое количество дворовых построек. Три семьи Голяковых, главами которых были Александр Григорьевич, Иван Александрович и Николай Александрович.
Красавцевы. Иван Тимофеевич Красавцев, житель села Кесьма, владелец чайной и торговой лавки приобрел господскую мебель и большой дом-людскую. 

На фото, возможно, это и есть чайная Красавцевых.
Морозовы. Иван Александрович с семьёй развили очень крепкое хозяйство.
Поляковы. Диакон села Кесьма Федор Поляков с сыновьями приобрели надел земли, построили дома, стали постоянно жить на хуторе. Один из сыновей – Григорий Поляков.
Никольские. Никольский Николай - священник села Пятницкое приобрел клин земли для своих сыновей, которые развели крепкое хозяйство.
Карпушкины. Волостной старшина Михаил Васильевич Карпушкин, владевший в Кесьме мельницей, крупным земельным наделом, постоялым двором, чайной, мануфактурной лавкой тоже приобрёл для своих сыновей кусочек Никольского.
Храбростин Михаил Николаевич. Статский советник, военный врач, земский врач в селе Кесьма. Ещё один покупатель земли и части усадьбы. Благодаря Михаилу Храбростину название Никольское привлекает внимание краеведов XXI века.
Расцвет хуторской жизни, начавшийся с реализацией Столыпинской реформы, закончился в 1930 году полным уничтожением результатов этой реформы, и как следствие хуторов.
Не осталось и Никольское в стороне от политики раскулачивания. Полное разорение, дома конфискованы, жители высланы. 

Мой дорогой читатель, из 16 хозяев я нашла12. 
Возможно, Вы владеете какой-либо информацией о прошлом этого края, от которого осталось только название да старый кедр в лесном непроходимом буреломе. Да ещё, в деревне Тимошкино ходят за грибами в урочище Храбростино. 

Приступив к поиску информации о сельце Никольское, я использовала следующие источники:

1. Документы Весьегонского районного архива
2. Протоколы собраний Весьегонского уездного земства 1868-1915гг.
3. Общий Гербовик дворянских родов Всероссийской империи. - С-Петербург, 1794- 1799.
4. Краеведческий словарь Весьегонского района Тверской области / составитель Г. А. Ларин. - Тверское книжное изд-во, 1994. -150с.
5. Купцов Б.Ф. Весьёгонск. Вехи истории. – Тверь, 2007. - 396с , ил.
6. Ларин Г.А. Весьегония : словарь- справочник./ Геннадий Ларин .- Москва : ИД «Ключ-С», 2010.- 450с. : ил. , портр.
7. Чернявский М. Генеалогия господ дворян, внесенных в родословную книгу Тверской губернии, 1787- 1869гг.
8. Шереметьевский В.В. Русский Провинциальный некрополь.- Москва, 1914.

Елена Селифонова. Кесемская библиотека.

вторник, 28 февраля 2017 г.

«История семьи в истории края»

                      К 85-летию Марата Михайловича и 
80-летию Михаила Михайловича Верхоланцевых. 

Верхоланцевы. Нет, пожалуй, в Весьегонске человека, который ничего не слышал бы об этой удивительной семье, внёсшей огромный вклад в историю, образование и культуру края.
Нина Васильевна прожила в Весьегонске 40 лет (1938-1978) и стала народной просветительницей. 
Вся жизнь старшего сына Марата Михайловича (1932 – 2011), за исключением детских лет, прошла здесь. 
Гораздо меньше жил в городе младший сын Михаил Михайлович. После окончания Весьегонской школы он уехал в Москву, окончил Высшее художественно-промышленное училище, художник-график. Он является участником отечественных и зарубежных художественных выставок, лауреатом многих художественных конкурсов, членом Союза художников РФ, заслуженным художником России. В его творчестве отразились годы, прожитые в Весьегонске. 
Это Верхоланцевы воспитывали весьегонских детей, начиная с самого юного возраста. 
Нина Васильевна и её мать Анна Николаевна ещё в трудные военные и послевоенные годы ставили спектакли и рисовали декорации для детских садов. 
Скольким весьегонским школьникам помогли определиться с выбором жизненного пути Нина Васильевна и Марат Михайлович.
Нина Васильевна организовала агитбригаду, которая участвовала во многих смотрах, конкурсах и побеждала! А Марат Михайлович и Михаил Михайлович принимали участие в ней. А сколько было сделано постановок в кукольном (при Доме пионеров) и народном (при Доме культуры) театрах! И какого качества!!! 
Они приобщали горожан к искусству. Многим юным художникам посчастливилось заниматься в изостудии Нины Васильевны, которую она организовала в собственной квартире. Навсегда останутся в памяти уроки рисования в школе, кружки рисования в библиотеке и музее, которые вёл Марат Михайлович. 
А эти удивительные, незабываемые экспедиции, походы и экскурсии, возглавляемые им!
И, конечно же, сколько было собрано материала и фотографий по истории сначала чужого, а потом ставшего родным, города и передано в музей и библиотеки! За что ему безмерно благодарны весьегонцы!
На сайте библиотеки, в разделе "Люди Весьегонского района" можно прочесть более полную информацию о Марате Михайловиче Верхоланцеве и его семье
В читальном зале центральной библиотеки сейчас проходит выставка "История семьи в истории края", на которой представлены фотографии, книги, газетные и журнальные статьи, рукописи Марата Михайловича Верхоланцева.

понедельник, 20 февраля 2017 г.

Часовни сохранят деревни (история часовни д. Иваново)

В самом центре, в самом сердце деревни Иваново стоит органично вписавшаяся пейзаж и прекрасно оформленная небольшая часовня Архистратига Михаила, открытие которой состоялось 2 августа 2015 года.
Построить часовню в деревне решила Людмила Сергеевна Чухляева, которая и рассказала мне, как шло строительство. 
«Эту идею я вынашивала давно, потому, что мне есть за что благодарить Бога. Меня поддержали муж Владимир, дети и жители деревни Иваново. 
Я получила благословение Благочинного Весьегонского округа протоиерея Анатолия Симоры, все согласовали в епархии. Заказали проект. 
Мне очень хотелось, чтобы в строительстве часовни участвовало, как можно больше людей, чтобы всё сделано было своими руками, тогда и стекло не разобьют и стены не разрисуют. Многие меня спрашивали: «Для чего тебе это надо?» 
Но ведь людям пора иногда отвлечься от мирской суеты, просто, зажечь свечу, помолиться, подумать о своей жизни.
Выбирается место для часовни

«Вроде и деревня большая, есть место, где поставить часовенку, чтобы подход был людям, да и место красивое. Вначале задумали у магазина, тоже в центре, но не получилось. Так пришла мысль построить на месте заготовительной палатки. Долго думали, ведь там и шкуры животных лежали и солью земля пропиталась. Решили верхний слой земли снять и насыпать новой земли, а когда начали землю увозить, нашли в глубине каменные сваи. Может это и было место прежней часовни и сам Бог подсказал нам место?» - продолжает Людмила Сергеевна.
строят всем миром
сруб часовни из нового материала
без техники не обойтись
Когда часовня была построена, по благословению Преосвященнейшего Филарета, епископа Бежецкого и Весьегонского, у часовни отслужили молебен и окропили её святой водой благочинный Весьегонского округа протоиерей Анатолий Симора и настоятель Троицкой церкви д. Григорково, к которой принадлежит сооруженная святыня, протоиерей Николай Карпец из села Чамерово. Отец Анатолий поблагодарил Л.С. Чухляеву и других строителей за труды во благо Церкви, призвал ценить часовню, посещать её и выразил надежду, что к храму с этого дня не будет зарастать тропа.
В часовне нет богатого убранства, Богу это не надо
Напротив часовни, через дорогу стена памяти не пришедших с Великой Отечественной войны жителей деревни Иваново…
Думаю, что если разойдётся по стране идея о строительстве часовен, как облетела её акция «Бессмертный полк», то мы узнаем о многих чудесах, которые будут сопровождать этот благодатный труд. 
Это будет первый шаг для укрепления, возрождения сёл и деревень. Хорошо, если найдутся в каждой деревне люди, готовые вложить силы в строительство часовни, чтобы дать новый виток жизни своей родине. А силы прибудут, добровольцы найдутся, деньги каким-то образом появятся, даже строительный материал, вполне вероятно, пожертвует какой-нибудь предприниматель на благое дело, например, колокольни-звонницы в той же деревне Иваново. Главное - захотеть!
(в публикации использованы фотографии Людмилы Чухляевой)

пятница, 10 февраля 2017 г.

Настоящее ткётся из прошлого

«Русские не живут, а вспоминают» - писал А. П. Чехов. 
Отчасти верно, но не совсем. И живётся, и вспоминается. Вспоминается часто, каждодневно и мучительно. 
Ничего не вернуть и не возвратиться в деревню Иваново, которая живёт своей спящей жизнью и не вспоминает тех, кто жил когда-то в её домах, работал, ходил по пыльным улицам, праздновал широко и весело свадьбы, провожал в последний путь ушедших навсегда. 
Об этих людях, которые жили в моей деревне десятки лет назад, и хочется мне написать, вспомнить почти всех, кто остался в моей памяти. Это мои детские воспоминания, прочитав которые, каждый может дополнить, если, конечно, это интересно. Начну свою «прогулку» с правого южного края деревни.
Деревня начиналась с сельского совета, широкого и приземистого, двери которого были всегда открыты. В здании стояло четыре стола, обитых чёрной клеенкой, шкаф с бумагами и простые стулья. В углу - красивая чёрная, полированная этажерка на каких-то витых ножках, которая выделялась своим совершенством. Всё равно, как барыня среди крестьянок. В углу у печки – умывальник. Трудно теперь представить, как можно было обходиться без электрического чайника, без того уюта, который теперь стараются создать в каждом учреждении. Вокруг здания – палисадник, никогда не видевший цветов.Только кустики земляники, которую мы любили собирать, да густые заросли ивняка.
Первый дом от сельского совета – дом Василия и Евдокии КУЛАКОВЫХ, утопающий в яблонях. Детей у них не было, они жили друг для друга, вместе ходили и в магазин и на прогулку. В гости к нам Евдокия ходила одна, не часто, но я ждала её прихода, потому, что в её карманах всегда были конфеты. Однажды она принесла московский батон и кусок докторской колбасы. Когда у меня впервые в детском возрасте сильно заболела спина, она произнесла загадочные слова: «Седалищный нерв зажат». Как ни странно, она оказалась права. Последнее мое воспоминание об этой паре – это Новый год в Доме культуры, который только открылся. Они долго не решались выступить, когда всем предложили исполнить номер. И вдруг Евдокия вышла и запела громко: «Спасибо партиЕ родной / За теплоту её забот. / Она дорогою прямой  /К счастливой жизни нас ведёт». Стало почему-то очень тихо в зале, а затем все им захлопали. «Ведь праздник, Новый год, а они о партии поют» - не могла понять я. Из жизни они ушли почти вместе, а дом стоит и потихоньку разрушается, не веря, что и его скоро не будет.
Дом (Богдановой) МОДЕСТОВОЙ Александры был маленький и крытый соломой. Участок перед домом в лопухах, большой огород пустовал. Среди огорода рос большой куст особенного крыжовника очень крупного и сладкого. В доме были только лавки и стол, но это не особенно смущало хозяйку, которая всю весну, лето и осень ходила босиком. На протянутой веревке висели травы, которые она знала, заваривала и потчевала тех, кто к ней заходил. Я дружила с её внучкой Таней, приезжавшей из Рыбинска. На обед у них вынимался чугунок из печки с распаренным сладким зерном. Нет, это была не каша, а что-то другое, вкусное и какое-то первобытное, что ли блюдо. Сколько раз я просила мать сварить такое - не получалось. И чугун есть и печь русская, а вкус – не тот. Тетя Анна прожила долгую и трудную одинокую жизнь.
БАЗАНОВА Анна с сыном Николаем жили замкнуто, мало с кем  общаясь. Ходила она тихо, опустив глаза в землю. Когда Николай уехал из деревни, она почти совсем перестала появляться на улице. Только водила дружбу с М. Кирилловой, жившей напротив.
ПИСКУНОВА Евдокия
Пустой дом……………
ИГНАТЬЕВА МАРИЯ – небольшого роста, весёлая, кудрявая женщина пожилых лет. Говорили, что в её доме были картины, написанные маслом. Как хотелось их увидеть! Но в дом она не пускала даже тогда, когда я, пойдя на хитрость, подружилась с её внуком, приезжавшим из Ленинграда… Сегодня этот дом чуть сохранил свою желтую краску, а маленькие окна с тоской смотрят на проезжую дорогу.
БАРАШКОВА (Смирнова) ДИНА АЛЕКСАНДРОВНА носила редкое имя, которое очень ей шло.Красивые наряды, химия на голове, уверенный шаг и…споры с соседями. «Дина опять шумела в магазине…» - рассуждали в деревне. У неё был обшитый вагонкой дом, застекленная веранда. Все это делал Виктор, неизвестно откуда взявшийся в деревне и носивший прозвище «Моряк».
КОКОРЕВА - КИСЕЛЁВА АННА жила в большом доме – пятистенке, растила дочь Татьяну (работает педагогом в Весьегонске). Анна всем давала советы, подолгу находясь в магазине. Дом продан и там теперь совсем другая жизнь.
Дом МИХАИЛА АНДРЕЕВИЧА СУХАНОВА (Миши - рыбы) старый и неухоженный. Он жил одиноко ни с кем не общаясь. Прозвище свое получил из - за того, что купался в проруби. Ухаживал за соседкой Клавдией.
СИМАКОВЫ Алексей (Илья) и Тамара ( Лапушкина). Лапушкиных было много и по праздникам все они собирались в большом доме в центре деревни. С ними жила мать Тамары – тётя Таня, добрейшая женщина, которую мы, все ивановские дети очень любили, с ней было уютно и спокойно. Она сидела высокая, ширококостная, с палочкой на завалинке и рассказывала нам сказки. В дождь мы собирались на крыльце или в доме, за широким столом. Потом Симаковы стали строить новый дом, а старый, долго не хотел с этим мириться. Но время взяло своё, и он потерял вначале окна, затем стала разрушаться крыша. И задумали старый дом, в котором  когда-то кипела жизнь, распилить на дрова. А в новом доме вместо новоселья решила Тамара мою свадьбу сыграть. Первый свой день новой жизни дом встретил с большим количеством гостей, гармошкой и криками :«Горько». Были в новом доме тёсаные высокие стены, большие окна, новые печки, новая мебель… но не было портретов на стенах, старых обоев, железных кроватей и бабушки Тани, которая быстро «угасла» вместе со своими сказками.
На углу деревни, на самых «крестах» был дом двухэтажный: на первом этаже «Буфет», на втором «Галантерея».
Дальше заросшая травой площадка и дом ЧИСТЯКОВЫХ, Анатолия и Марии и их сына Петра. Мария долгие годы дружила с моей матерью. У неё были великолепные длинные волосы, короной уложенные на голове. Хрупкая, в ярком платке и жакетке, очень немногословная она приходила к нам и слушала мать, ничего не рассказывая о себе. Дом жив и сейчас, он стоит, наклонившись, у главной дороги.
Во дворе у дома ГАШИЛОВОЙ Марии всегда гоготали гуси. За домом простирался ухоженный огород, выходящий к мастерским. Летом к ней приезжал из Москвы внук Геннадий, открывалась вторая «зимняя» половина дома, и из окон начинала греметь музыка. Именно в этом доме впервые я услышала голос В. Высоцкого, сразу и навсегда влюбившись в его песни. Но внук уезжал, большая часть дома закрывалась, и Мария тихо жила в «передней», ожидая следующего лета. Время пощадило этот дом, он почти не изменился, и если тихо постоять и послушать, наверное, можно услышать: «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее…». Но, нет, в доме поют другие песни…
Выкрашенный суриком дом Михаила и Таисии СОКОЛОВЫХ, уважаемых в деревне учителей.
Дальше дом почтальонки Антонины Красильниковой, муж Николай.
Гостеприимный дом Евгения и Марии БЕРЕНДЕЛИНОЙ, шутницы и подруги матери. Настоящей подруги, которая даже в Весьегонске мою мать не забывала. У Беренделиных был телевизор и их дочь Лида пригласила девочек посмотреть фильм «Три толстяка»... Дом на сегодняшний день продаётся…
Переходим через дорогу к дому КОРЮХИНОЙ Марии Семеновны, директора ивановского Дома культуры, и идем дальше.
Бревенчатый дом КРЕСТЬЯНИНОВОЙ Александры. Дочь Татьяна. Она была пастухом и пасла овец. Рано утром она шла во главе огромного стада, а за ней послушно шла не одна сотня овец. Вечером стадо «текло» назад, слушаясь её беспрекословно. Александра всё успевала, и постричь стадо, и в хлева загнать, вероятно, и кормила тоже сама. Как она справлялась?
Дом ПЧЁЛКИНОЙ Юлии. Юлия шила наряды для всех женщин деревни Иваново. Она чуть картавила. Вкус у неё был безупречный. Мне он сшила платье на выпускной вечер в 8 классе. Голубое платье-клеш, воротник стоечка. Без примерок, на глаз… Как я любила это платье и берегла. А второе платье шила она мне на свадьбу. Примерив его и отложив в сторону, поехала я в Весьегонск за белым платьем, а платье в мелкий цветочек очень полюбила мать и наряжалась в него по праздникам.
Дом Щербаковой Елизаветы,  а рядом, дом Арсения и Нины НОСОВЫХ. Тетя Нина жива до сих пор, здоровья ей.
Следующий старый и большой дом – ТОМОЧКИ ФИЛИППОВОЙ, живущей особенной жизнью со своей мамой - Марией Гавриловной. Они носили шляпки, кружевные воротнички и перчатки были кружевные, с отрезанными пальцами. На зиму уезжали в Москву, а летом сидели на крылечке, чистом-чистом. Однажды случилось чудо, Томочка, когда я проходила мимо, подозвала меня и сказала: «У нас нет никого, вот тебе моя кукла». Она передала мне большой сверток и я, задыхаясь от радости, побежала домой. До сих пор не могу понять, почему именно мне выпало такое счастье. Старинная кукла в красивом платье, детская кукольная мебель, сделанная своими руками, шкатулка из бордовых ракушек, старинные монеты, изделия из бисера и многое другое. Вот это было богатство. До сих пор я играла куклами, которые шила мне мать, а тут…Наверное не было в ту пору ребенка, счастливее меня. Проезжая часто мимо дома Томочки, чувствую до сих пор благодарность за огромную радость в детстве, просто так. Наверное с тех пор и появилось у меня желание дарить что-то людям тоже просто так…
Дом МОСКАЛЕВОЙ АНТОНИНЫ.
Раньше здесь был дом Анны Посохиной
ПОСОХИНА Анна жила в угловом доме, и звали ее Анна Угловая. Ей было очень много лет, за 90, а она ходила в лес за грибами и пекла вкусные пироги. Была у них в доме огромная икона в сверкающем окладе и старинный комод, резной. На полках вырезанные из бумаги кружева. Анна любила печь пирожки «с секретом», две полоски теста крест накрест. А внутри или денежка, или ягодка. Могла быть и соль. Внучка её Татьяна, жившая в Весьегонске, и на лето и выходные приезжавшая к бабушке, была моей лучшей подругой. Мы с ней делились секретами и вместе бегали на танцы. Не было дня, что бы я не зашла к Посохиным, просто посидеть и поговорить. Татьяна уехала в Ленинград, бабушки Анны вскоре не стало, не стало и моей Танечки… Дом внуки продали под магазин, его не узнать. А я до сих пор помню вкус черемуховых ягод, которые росли у них в саду.
Крутой поворот. И дом Елизаветы КИРИЛЛОВОЙ и её сына Аркадия. Елизавета отличалась красотой, хотя была не молода в то время. Мы у них мылись в бане, а после пили чай, остывая. «Тетя Лиза, с Вас надо портреты писать,» - говорила я, любуясь правильными чертами её лица. Мать, переезжая жить в Весьегонск, подарила ей красивую вышитую безрукавку, которую она носила не снимая до самой смерти. А дом сегодня стал более современным, в нем живет дочь Лидия.
Виден дом Елизаветы Кирилловой. Левее - заготовительная палатка
ОСИПОВЫ – Алексей и Екатерина. Жили тихо, вели хозяйство и сына своего огненно-рыжего Сашу хотели женить на мне. Но сватовство не состоялось, и я на всю жизнь запомнила слова: «Кому ты и нужна будешь, нищета». С этого времени и поняла, нет у нас с матерью ничего и, что живу я в выдуманном мире, в котором мне хорошо. А Саша Осипов так и остался мне просто другом…
На большом дворе стоял дом одинокой ФИЛИЧЕВОЙ Анны (Нюры, как все ее звали), не очень опрятно одетая. Жила с матерью - Натальей. Работала она техничкой в школе  и  ходила по знакомым, помогая по хозяйству. Ей немного платили и давали продукты. Дом её почти развалился, заборы упали – грустное зрелище.
Дом АНТОНОВЫХ – Николая и Александры. Председатель сельского совета носил китель и всё время курил. На работу он ходил с папкой под мышкой. Был очень грузным и любил пошутить. А ещё – сочинял стихи забавные, до сих пор помню эти строки. Дом Антоновых под стать хозяину, высокий, крепкий, во дворе стояли сани для лошади зимой, летом – телега. Александра была немногословна и степенная, как и полагается жене председателя. На сегодняшний день дом выглядит жилым. На лето приезжает сын Александр с детьми. …
...Дом у пруда. В нем жили ТРЕШКИНЫ, Николай и Анна. Николай Петрович работал в палатке напротив моего дома, принимал шкуры и тряпье. А ещё в той лавке продавались маленькие, глиняные расписные свистульки. Мой отец дружил с Петровичем и вот однажды я стала обладателем этой самой свистульки, которую мне подарили. Свистеть я выходила в огород. А мать ругала отца за такой подарок – нет покоя в доме. Анна Александровна работала учительницей и вместе с нами ходила в школу в село Баскаки. Светлая им память. 
...ПОСОХИНЫ Василий и Нина. Дом был огромный, правда приземистый. Детей у них было трое. Сыновья и дочь уехали, и свет в доме через некоторое время погас… 
НАЗАРОВЫ Алексей и Валентина жили скромно. Семья была большая. Но они сумели всем дать образование, сами тихо ушли…Дядя Леща был высокого роста, ходил ссутулившись и был заядлым рыбаком. Впрочем, почти все мужчины в деревне были увлечены рыбалкой.
Дальше жили ШИТИКОВЫ, мои дальние родственники. Валентин всегда улыбался и был приветлив. Жену звали Настя. 
СТЕПИН Николай в праздники надев сапоги из хрома играл на гармони, жена его плясала. Дочь Светлана живет в Весьегонске. Жену звали Маргарита.
ШИТИКОВА Нина  работала бригадиром Ивановской комплексной бригады в колхозе «Вперед к коммунизму». Награждена орденом Ленина. 
ПАТЮК Нина. Фамилия для деревни редкая. Жила с дочерью Любой, работала в «Буфете». Помню, пришла к нам домой и давай шуметь, в газете про нее статья «Сто грамм с прицепом», в виде фельетона. Нина ушла, а мать всё смеялась и говорила: "Так и надо. Всех водочкой угощает. А ведь жатва в колхозе". 
Что только не помнит детская память? Вот зачем это запомнилось? У нее была дочь Люба, красавица, чернобровая и черноглазая. Живет в Весьегонске.
Старенький дом ДОЛГОВОЙ Екатерины был спрятан вглубь деревни, он как бы стеснялся своей убогости. Сын - Николай Проскуряков.  Катерина почти каждый день заходила к нам. Она очень заикалась и вначале мне было трудно её понять. Но привыкнув, я подолгу разговаривала с ней. Звала она меня «девка». Когда она приходила, в комнату не проходила, а просила табуретку к двери ставить, а мне приказано было «сторожить» хлеб. Сумки под хлеб у неё были сшитые из мешковины и казались мне необъятными. Хлеб подвозил на лошади мой отец и Катерина, тяжело ступая отправлялась в магазин.
МИХАЙЛОВЫ Василий и Надежда.довел рано и сам растил дочь  Ирину, которая  живет в Весьегонске. Василий тоже, он читатель библиотеки часто заводим с ним разговоры про Иваново и вспоминаем тех, кого уже давно нет. 
МЯКОТИНЫ Виктор и Валентина. Мы учились с их дочерью Людмилой в одном классе. Мать Людмилы умерла очень рано и у отца появилась другая семья.
КИРИЛЛОВЫ Алексей и Зоя жили в последнем доме на посаде. Дальше их дома только хвойные посадки, в которых мы собирали грибы. У них было двое сыновей – Виктор и Александр.
Окраина деревни Иваново
Переходим через дорогу, и идём по левой стороне деревни. Сейчас там построены новые дома, а в то давнее время на краю жила (и живет) ШИТИКОВА ( Илюшина) Руфина. Отец Алексей работал на железной дороге. Алексей - долгожитель.
Дальше долгожители КОНОВАЛОВЫ – Михаил и Евдокия. Сейчас в доме живет дочь Таисия. Они мои близкие родственники, поэтому мы часто общались с ними. Дядя Миша очень любил выступать на колхозных собраниях. 
Владимир и Галина КАНЮШКИНЫ. Дочь Татьяна работает библиотекарем в Любегощах. Её брат Александр живет с матерью.
УЛИТИНА Мария Ивановна. Запомнились огромные серьги в ушах, покачивающиеся при ходьбе.
В огромном доме жили ТРУХИНЫ – Виталий и Галина. Виталий был киномеханик. Он сам печатал афиши и всегда приглашал в кино. Их дети Андрей и Елена живут в Весьегонске.
В старом доме одиноко жила бабушка МЯКОТИНА. Помню очень скромную обстановку и печку в пол избы. Бабушка носила длинные юбки и была приветлива. (КУЛАКОВА?)
ГУРЬЕВЫ Николай и Таисия.
ЗАМОТКИНА Антонина.
Здание колхозной конторы украшало деревню
ИВАНОВЫ Николай и Анастасия. Дочь Татьяна. Анастасия работала в больнице.
ЛЕЙКО Генналий и Мария (счетовод)
ПОСОХИНА Екатерина
ЖОХОВЫ
ЕВСЕЕВЫ – Михаил и Нина. Дом большой, разделен на две половины С ними жила старенькая мать. Михаил был другом моего отца и они вместе в половодье, взяв саки, ловили рыбу. Дети – Михаил и Инна. Дом попрежнему жилой.
КОШЕЛЕВА ГАЛИНА
В центре деревни здание Дома культуры
ЧУБАРОВА Мария жила с зятем Давыдовым Вячеславом и дочерью Верой. Вот с кем просиживала я долгие часы слушая рассказы Марии Васильевны. Она никогда не болела, зимой выбегала на распашку. Всегда была занята, целый двор скотины и огородный участок лежали на её плечах. К Чубаровым часто приезжали гости, заглядывали многочисленные родственники. Как ни зайдешь к ним, кто-то сидит и пьет чай. Меня раз заставили столько чая выпить, еле живая выползла. Подливали и подливали… Оказалось, надо было чашку вверх дном опрокинуть, значит – напилась. С внучкой Любой мы были как сестры. И спали на сеновале, и в лес вместе, и на реку. Любе я шила новогодние наряды, а она делилась игрушками. Сегодня Любаша уже бабушка, она пожалуй, единственная из нас, кто не уехал из деревни, не предал её…
Дом Марии Чубаровой
У моего дома всегда росли кусты шиповника и георгины. Стояла лавочка и был расписной палисадник. Дом небольшой, уютный, правда не очень теплый зимой. Мой дом - это центр Иваново. Был за домом огромный двор, в котором жила лошадь. Помню расписные салазки, стоящие под окнами. Зимой отец встречал нас со школы в них. Рядом был пруд, который зарос сегодня. И было чудо, в траве возле пруда жили светлячки. Мой дом всегда ждал меня и я его не обманывала. Я могу с закрытыми глазами обойти весь дом, всё помню, могу поздороваться с ним и сказать: «Спасибо, что ты был в моей жизни». Но это только мечты, в моем доме все по-другому, там живут другие люди.
Дом Петраковой Елизаветы
Моими соседями были КОЗЛОВЫ – Михаил и Екатерина. Дети - Сергей и Александр. Они работали на ферме, вставали рано. И когда я шла в школу, они возвращались с работы. Их портреты украшали местную газету и стенды. Мизаил и Екатерина были передовиками колхоза. Дом был продан под магазин, сегодня он доживает свой век.
ОГОРОДОВЫ Алексей и Мария жили в бревенчатом необшитом доме. Дети - Геннадий и Анатолий. Алексей носил брюки-галифе и слыл прекрасным портным. Мне он сшил лисью шапку, которую я долго носила. В доме живут и сегодня родственница  Огородовых – Ирина.
Магазин
Тихая улочка ведет к реке Кесьма
ДЕЕВЫ Всеволод и Клавдия шили в доме, разделенном на две половины, летнюю и зимнюю. Всеволод работал обходчиком на железной дороге. У Клавдии всегда были в карманах сечки подсолнечника. Я училась в одном классе с их дочерью Валей, круглой отличницей.  Запомнилась у них на кухне перед умывальником картина с лебедями в пруду, наривованная на клеёнке. Мне было так жаль. что висит она, как мне казалось, в неподходящем месте. Они любили слушать радио и однажды Валя торжественно сказала6 2Белку и Стрелку в космос запустили". Только летом иногда открываются окна этого дома, Валя приезжает совсем на немного в родную деревню.
 …………………………………………
ЯШИНЫ Павел и Наталья. Павел очень прихрамывал, такой с войны вернулся. А Наталья запомнилась тем, что все слова говорила на «а». Мать объяснила, что привез он её издалека. Детей у них не было и сегодня дом окнами одиноко смотрит на реку Кесьма. Прошлым летом на кладбище неожиданно увидела их могилы рядом и постояла.
Мария ПРИВАЛОВА жила в высоком доме на самой горе. Мы часто с матерью её навещали. Везде на стенах, комоде, кровати – вышивки, а в узких вазах бумажные цветы. Вид из окна зимой и летом изумительный, видно реку и поселок Восход. С этой горы, очень крутой, мы катались на санках и лыжах. Мария Гавриловна выходила и кричала нам, чтоб зашли погреться. Как всё было просто и искренне. В дом летом приезжает дочь Валентина из Санкт-Петербурга и сын Саша. Дом продолжает жить и даже стоит под новой крышей.
Под горой - вросший в землю домик, в нём жила старая женщина - АРТЕМОВА Мария Тимофеевна.
В доме у Екатерины Крошиловой. Я - справа)
«Мама, пойдем к Кате» - зову я мать в гости к Катерине КРОШИЛОВОЙ, жившей под горой. У Катерины были катушки из - под ниток, пустые, целая наволочка и она, пока взрослые разговаривали, позволяла играть – строить высокие дома. Ещё были у неё на кроватях лоскутные одеяла, пестрые и сшитые вручную. Такие красивые. Справляли там и праздники, и так плясали на улице, что всю траву вытоптали. Дом совсем развалился и только в памяти осталась та, прежняя жизнь.
Переходим через дорогу и поднимаемся в гору, к дому мельников – Ивана и Евдокии. Маленький домик за палисадником всегда меня привлекал, летом мы ходили мимо него на реку. В огороде стояли ульи и гудели пчелы. Мне казалось, что там что-то особенное, другая жизнь. Не помню почему, но один раз была в этом доме, и не ошиблась. Кресла, покрытые накидками, бархатные покрывала, комоды, уставленные статуэтками. Не запомнила разговоры, точнее, только фразы о барине.Их фамилия тоже КУЛАКОВЫ.
Вросший в землю маленький дом ЖОХОВОЙ... затем там построили дом КУРИЧЕНКОВЫ.
Рядом большой и крепкий дом КУЗЬМИЧЕВЫХ – Алексея и Раисы. Алексей Алексеевич пришел с фронта раненый, а Раиса работала в магазине продавцом.
Дальше дои ЕРМАКОВОЙ Евдокии.

Гостеприимный, всегда всем открытый дом МАКСИМОВЫХ – Анатолия и Галины. Вот . кто заряжал оптимизмом всю деревню! Не было в Новый год костюмов интересней, чем у них и свадьбы без них не обходились. В доме идеальная чистота. На стене – вышитые картины. По дому ходит строгая Ульяна, мать Анатолия. И дочь Валя, которая и сейчас не бросает дом, что-то переделывает, красит и очень надеется. что внуки также будут приезжать сюда.
Две сестры КУРБАТОВЫ жили в маленьком домике с большим двором. К ним приезжал сын со странной фамилией Юрий Куталия. Он был похож на цыгана и совсем не вписывался по внешности к нам. Он вел странные разговоры. пел песни, которых мы не знали…
КИРИЛЛОВЫ. Николай и Анна. Добрее человека, чем Николай я не встречала. Всех деревенских ребятишек катал на телеге и всегда угощал конфетами. Был у него пёс огромный, черный лохматый Дружок, которого вся детвора любила. Вначале умерла Анна, а дядя Коля жил очень долго.
ЯКИМОВЫ недолго жили в деревне. Разъехались. Лишь изредка приезжает Михаил Якимов и его старшая сестра Таня, которая и поддерживает дом, живя в нем целое лето.
Здание почты. Видимо в этом месте стояла часовня и было захоронение (Иван - погост)
ШИШИНЫ Борис и Галина недолго жили в старом доме, переехали в новый на конец деревни. Дочь Елена и сын Александр живут в Иваново.
ЦЫГАНКОВА Мария. Огромный дом. Внутри на мебели были белые чехлы. Мы любили у них во дворе играть в раек. Приезжает в дом дочь Галина.
КИРИЛЛОВА Мария – передовица колхоза. Жила с матерью и сыном Анатолием. Работала дояркой в колхозе «Вперед к коммунизму». Награждена орденом Октябрьской Революции.

Иваново, самая лучшая деревня на свете....

Использованы фотографии Федотовой Л., Шишина Д., М. Михайловой.

P.S. Уважаемые читатели блога, при любой неточности делайте поправки. 
Может что-то детская память и забыла.