пятница, 30 сентября 2016 г.

Савелий Шлейфер - учитель Владимира Серова

Савелий Шлейфер родился 29 сентября 1881 года в Одессе. Окончил Одесское художественное училище, а затем Академию художеств в Санкт-Петербурге. 
В 1905 году уехал в Париж на лечение, участвовал со своими работами в салонах Тюильри и Независимых.
В 1907 году, после возвращения из Парижа, стал работать художником в Санкт-Петребургском Троицком театре миниатюр художником-декоратором. 
В 1910 году он становится одним из учредителей общества художников «Союз молодёжи», в ежегодных выставках которого принимали участие Н.С. Гончарова, Е.Ю. Кузьмина-Караваева, Д.Д. Бурлюк, И.И. Мошков, К.С. Петров-Водкин, П.П. Кончаловский, К.С. Малевич и другие. 
В Первую мировую войну он был мобилизован и направлен в Специальную камуфляжную бригаду. 
После революции Савелий Яковлевич открыл частную школу искусств в Петрограде, где преподавал рисунок и живопись. 
В 1920-е в Весьегонске были организованы Государственные художественные мастерские. 
На должность заведующего был приглашён Савелий Яковлевич Шлейфер, который в то время жил и работал учителем в Лопатинской волости Весьегонского уезда. 
С.Шлейфер Сирень
Савелий Яковлевич был талантливым педагогом, в течении четырех лет существования изостудии в Весьегонске он не только преподавал детям основы рисунка и живописи, но и профессионально готовил их к возможному поступлению в художественные училища. 
Не случайно Владимир Серов, уже будучи известным художником, писал: «Мучительный для многих выбор профессии был определен мною очень рано, и иной мечты, кроме мечты стать художником, у меня не было». 
Судьбоносную роль в этом сыграл его наставник Савелий Шлейфер.
Через некоторое время художник вернулся в северную столицу, где стал профессором декоративного искусства в Ленинградской Академии художеств.
Портрет работы Изиса Кишки
В 1927 году Шлейфер выехал за границу, и поселился в Париже, где очень плодотворно работал. Здесь к нему пришло признание.
22 июня 1941 года художник был арестован в Париже как советский гражданин и депортирован в концентрационный лагерь Компьень, 
5 сентября 1942 года его перевели в лагерь Дранси, а 14 сентября он был отправлен в Освенцим. 
Дата смерти Савелия Шлейфера неизвестна.
В концлагерях у мастера была возможность творить, поскольку художникам выдавались материалы для работы. Несмотря на тяжелейшие условия – писать возможным было только после двенадцатичасового рабочего дня и без дополнительного пайка – Савелий Шлейфер создал в лагере Компьень ряд портретов, натюрмортов, бытовых сцен из жизни заключенных, часть которых сохранилась.

Использованная литература
1. Воробьев В.М. Учитель Владимира Серова погиб в Освенциме // Тверская жизнь https://www.tverlife.ru/news/48041.html 
2. Савелий Шлейфер писал картины даже в концлагере // Тверская неделя https://tverweek.com/culture/savelij-shlejfer-pisal-kartiny-dazhe-v-kontslagere.html

среда, 28 сентября 2016 г.

ОДИН ИЗ БРАТСТВА ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ

18 сентября исполнилось 155 лет со дня рождения Дмитрия Ивановича Шаховского, имя которого носит Весьегонская библиотека.

Преступления против личности не имеют срока давности. Безнравственны споры о том, сколько миллионов наших соотечественников были расстреляны, погибли в лагерях и тюрьмах. Именно тогда Россия лишилась своего будущего, а все последующие вожди лишь добивали её.
Кажется, нас уже трудно удивить какими-то новыми примерами геноцида против собственного народа. И всё же расстрел в 1939 году 77-летнего философа Дмитрия Ивановича Шаховского, внука декабриста Фёдора Шаховского, ошеломляет. Чем был опасен больной старик новой власти, бодро строящей социализм? Наверное, просто самим фактом своего существования, принадлежностью к знатному дворянскому роду, восходящему к князю Рюрику.
Он родился 18 сентября 1861 года, стало быть, мы вспоминаем этого замечательного человека в связи с его полуторавековым юбилеем. Дмитрий Иванович вспоминал: «Я — внук декабриста и всегда помнил это, насколько себя помню». Он был также внучатым племянником Петра Яковлевича Чаадаева и опубликовал ряд рукописей философа и свои работы о нём.
Дмитрий Шаховской окончил историко-филологический факультет Петербургского университета и в следующем 1885 году вошёл в «Братство» — кружок молодых интеллектуалов, выпускников университета, среди членов которого были Владимир Вернадский, Сергей и Фёдор Ольденбурги, Александр Корнилов. Сергей Ольденбург говорил: «Из нас самый умный — Шаховской, самый талантливый — Вернадский». 
Шаховской предложил братству руководствоваться следующими правилами: работай как можно больше, потребляй как можно меньше, на чужие беды смотри как на свои. Общей целью они избрали служение народу и взяли за правило регулярно писать друг другу, пускать по кругу имеющие общий интерес письма, ежегодно собираться семьями 30 декабря. Эти правила неукоснительно соблюдались 35 лет. 
В 1886 году, поддавшись на уговоры Фёдора Родичева, будущего лидера Государственной думы, а в ту пору весьегонского уездного предводителя дворянства, Шаховской приехал в «Весьегонию» (именно он изобрёл это название, под которым в 2010 году вышла написанная Г.А. Лариным энциклопедия весьегонской земли). Фёдор Измайлович вспоминал: «Молодой, застенчивый, с наивным внимательным взглядом, Шаховской проповедовал учение Льва Толстого, аскетизм, самопожертвование, любовь. К политике он был равнодушен и собирался идти в учителя русского языка. Он горел жаждой подвига. Я соблазнил его: «Вместо учительства в гимназии поезжайте заведовать народными школами, ваше дело будет и административным, и педагогическим. Вы будете помогать учителям в преподавании, будете связью между ними. Это подлинное дело в пользу народа, то непосредственное знакомство с его нуждами, о котором вы мечтаете».
Три года Дмитрий Иванович заведовал в Весьегонской уездной земской управе школьной хозяйственной частью. Под его кураторством находились 44 земские школы, 7 церковно-приходских и 24 школы грамотности. Шаховской стал членом уездного училищного совета, а учительская библиотека была преобразована по его инициативе в публичную земскую. 
При весьегонских земских училищах готовили и учителей школ грамоты. По предложению Дмитрия Ивановича практически всем таким школам выдавали дополнительно от земства по 20 рублей в год и некоторое число книг и пособий. Уездное земство поддержало поднятый Шаховским вопрос о введении всеобщего начального обучения, но, конечно, решение его было затруднено. Семьи были многодетными, и дети младшего школьного возраста нянчились дома с младшими братишками и сестрёнками. 
Далеко не все поддерживали благородные начинания просветителя. В мае 1887 года министру внутренних дел Д.А. Толстому было доложено, что «помощник предводителя дворянства Весьегонского уезда Тверской губернии по училищной части князь Шаховской распространяет между учителями начальных училищ учение графа Л.Н. Толстого, причём раздаёт им его брошюры, не одобренные учёным ведомством для употребления в народных школах». Немедленно вышло правительственное запрещение повсеместно устраивать вечера и читать эти книги Л.Н. Толстого, а за деятельностью Д.И. Шаховского установили постоянное наблюдение. 
Тверской жандармский ротмистр Анненков писал в отчёте: «Весьегонская земская библиотека возбуждает сильное подозрение на том основании, что ею заведует Д.И. Шаховской — личность, безусловно, вредная и крайне неблагонадёжная в политическом отношении… учителя, а в особенности учительницы народных школ, занявшие эти места по выпуске их из Тверской учительской школы Максимовича, мало заслуживают доверия по своему направлению». 
Министр народного просвещения И.Д. Делянов обращался к министру внутренних дел с запросом, не считает ли тот необходимым «воспретить князю Шаховскому службу в Тверской губернии, в некоторых уездах которой, особенно в Весьегонском... проживает много лиц либерального направления, склонных друг друга поддерживать и прикрывать». В результате в 1892 году Д.И. Шаховского по распоряжению тверского губернатора П.Д. Ахлёстышева отстранили от общественной службы в Весьегонской земской управе, однако в частном порядке он продолжал работу по просвещению масс, а его богатая библиотека была открыта для всех желающих. 
Дмитрий Иванович рекомендовал Фёдора Ольденбурга на должность педагога в учительскую семинарию Максимовича в Твери, и тот проработал здесь 27 лет. Под его руководством она стала образцовым учебным заведением. 
Свою деятельность Шаховской перенёс в Ярославль. Его избрали предводителем дворянства Угличского уезда, где он на свои средства учредил библиотеку для крестьян. Его избрали депутатом 1-й Государственной думы от Ярославской губернии, и 380 депутатов из 406 проголосовали за избрание Шаховского секретарём этого высшего представительного органа страны. 
 
В 1905 году Д.И. Шаховской оказался в числе организаторов партии кадетов — либеральных интеллигентов, выступавших против самодержавия, являлся бессменным заместителем председателя и секретарём ЦК этой партии. Огромна его роль в организации кооперативного движения в России в предреволюционные годы. Во Временном правительстве он занимал пост министра государственного призрения, но после июльского расстрела демонстрации рабочих вышел из его состава. 
После октябрьского переворота Д.И. Шаховской остался на родине и работал в учреждениях кооперации, а затем в Госплане. С 1930 года он находился на пенсии по инвалидности, но вскоре власти лишили его пенсионных денег. 
В ночь на 27 июля 1938 года Шаховской был арестован (ордер на арест подписал сам нарком НКВД Н.И. Ежов), его семейный архив конфисковали. Дмитрий Иванович содержался во внутренней тюрьме на Лубянке, его многократно допрашивали, заставляли сутками стоять без сна. Измученный старик подписал признание в контрреволюционной деятельности, но решительно отказался давать показания против кого-либо. Академик В.И. Вернадский сумел добиться приёма у генерального прокурора А.Я. Вышинского, пытаясь спасти друга, но всё было безуспешно. 
В обвинительном заключении говорилось, что Шаховской являлся участником «антисоветской террористической организации, ставившей себе целью свержение Советской власти и восстановление капитализма при помощи интервенции фашистских стран, а также подготовляющей террористические акты против руководителей партии и правительства». В середине апреля 1939 года состоялось заседание Военной коллегии Верховного суда СССР под председательством В.В. Ульриха, на котором было принято решение заслушать дело Шаховского в закрытом судебном заседании без участия защиты и без вызова свидетелей. 14 апреля Дмитрий Иванович Шаховской был приговорен к расстрелу, а на следующий день приговор привели в исполнение. Его родным было сообщено, что он приговорён к 10 годам без права переписки. 
В 2008 году в серии «ЖЗЛ» вышла книга И.В. Кузьминой и А.В. Лубкова «Князь Шаховской: путь русского либерала» — первое большое исследование жизни и деятельности видного просветителя и политика.

Вячеслав Воробьёв

понедельник, 19 сентября 2016 г.

Из воспоминаний Любови Васильевны Мартьяновой (Пушкиной)


В воспоминаниях директора Весьегонской киносети Шуваловой Таисии Петровны («Киноокно в прошлое») упомянута киномеханик Люба Пушкина (в замужестве Мартьянова). И сегодня мы предлагаем Вам ее воспоминания о годах работы на этой должности.

Л.В. Мартьянова (Пушкина). 1956 г. 
Люба Пушкина родилась в д. Михалево Весьегонского района 6 июня 1935 года. В 1953 году она окончила 10 классов Весьегонской средней школы и задумалась о том, куда пойти учиться. 
Двоюродный брат, Анатолий Пушкин, работающий в то время киномехаником, посоветовал выучиться на киномеханика - в те годы в Весьегонском районе эта профессия была востребована.
Ногинская школа киномехаников. 1953-1954 гг.
Люба собралась и поехала в город Ногинск, где была школа киномехаников. В июне 1954 года, после окончания учёбы, вернулась домой в д. Михалёво и устроилась на работу в Весьегонскую киносеть. 
Любе было 19 лет, у нее пока не было семьи и детей, поэтому ее посылали с кинофильмами в разные деревни Весьегонского района. Выделяли две лошади. Одна везла движок, а вторая - киномеханика, моториста, который заводил движок, кинопроектор, усилитель, кинокартину и всё необходимое для показа фильма. 
 Приезжали в деревню, Люба вешала афишу, и они с мотористом начинали готовиться к сеансу. Подбирали помещение. В некоторых деревнях кинофильмы, с разрешения хозяев, показывали в жилых домах – и там собирались все жители. Использовались и другие помещения: сараи, гумна и т.п. Наводили в них порядок: освобождали место для показа, вешали экран, ставили аппаратуру. Люди шли со всей деревни со своими лавками, табуретками, а иногда сидели прямо на полу. 
 Люба сначала продавала билеты: детский - 50 копеек, взрослый – 2 рубля. Все рассаживались, и начинался показ кинофильма. В перерыве между частями мужчины выходили покурить. После окончания киносеанса аппаратуру собирали, а киномеханик и моторист оставались на ночлег в этой деревне. Утром аппаратуру грузили на телеги и выезжали в другую деревню. Так ездили они по 22 – 23 дня подряд, а затем были выходные дни. 
 Ездить приходилось во многие деревни: Коник, Остров, Алфёрово, Любегощи, Чамерово, Ульяниха, Подлесное, Самша и другие. Чтобы добраться в деревни Перемут, Слуды, Раменье, Стрелица приходилось переезжать через реку. В лодку грузили аппаратуру, садились сами и лодочник перевозил их на другой берег. Когда кинофильм был показан во всех перечисленных деревнях, киномеханика и аппаратуру переправляли на лодке обратно. 
 Так проработала Люба Пушкина три года. А затем её поставили киномехаником в две деревни: Иваново и Баскаки. Один день Люба показывала фильм в д. Иваново, а на другой - в д. Баскаки. После киносеанса в клубах устраивали танцы. В Иванове клуб в те годы находился за рекой, где располагалась Ивановская МТС, на первом этаже двухэтажного здания бывшей церкви, находившейся при помещичьем доме в усадьбе Телятино.
 А жила в то время Л. Пушкина на квартире у пенсионеров в д. Баскаки. Здесь же она познакомилась с Сашей Мартьяновым, который затем стал её мужем.
 С 1958 года, после замужества, Люба работала только в Баскаках. Каждый день она показывала новую картину, за которой приходилось ездить в Весьегонск. Так проработала она до 1970 года. С 1979 по 1984 год Любовь Васильевна Мартьянова работала киномехаником в Ивановском Доме культуры, но по некоторым обстоятельствам ей пришлось оставить любимую работу.
 Галина Абрамова (Мартьянова), библиотекарь Ивановской сельской библиотеки

четверг, 1 сентября 2016 г.

«Синема, синема, от тебя мы без ума!»

2016 - год кино. Но для нас, весьегонцев, он еще знаменателен и тем, что нынче исполнилось 100 лет со дня открытия в нашем городе первого кинотеатра. Предлагаем вашему вниманию собранный по крупицам материал о его истории.
 В январе 1916 года, 100 лет назад, берег Весьегонского затона оживился: в Весьегонск пришел синематограф, здесь открылся первый кинотеатр, который назывался «Форум». Он располагался на улице Набережная, которая шла на юг от Соборной площади. Улица тянулась на один квартал, позднее была уложена булыжником, на ней стояли лучшие дома города.
ул. Набережная. Справа недостроенный дом.
На фотографии мы видим недостроенный дом, владелец которого жил в Москве. Нижний этаж дома сдавался в аренду. Сначала здесь помещался городской клуб, потом он недолго был занят складом и бакалейным магазином М.Е. Ефремова. За углом этого дома (по Белозерской улице) и находилось небольшое каменное здание первого в Весьегонске кинематографа.
ул. Белозерская (от Мологи на запад)
Построил кирпичное здание кинотеатра предприимчивый пароходовладелец Николай Михайлович Родин. 
Впервые в городе настоящее электричество засверкало в «Форуме»: уличный фонарь и световая вывеска кинотеатра были видны издалека. У входа в кинотеатр всегда находился внушительного вида швейцар в ливрее и форменной фуражке с галунами. 
Впереди здания – фойе, мягкие стулья, касса. Два входа в зрительный зал, боковые двери на выход. Зал кинотеатра был узким, но длинным – на 150 мест, освещался тремя люстрами. Экран располагался в глубокой черной раме, словно в нише. Сбоку, слева стояло пианино. Аппаратура была привезена из-за границы. 
Около здания кинотеатра стоял каменный сарайчик - машинное отделение. Там по вечерам ожидающие сеанса видели огромный чугунный маховик, в другое окно была видна динамо-машина, работающая от приводного ремня дизеля. Шведский дизель «Экваль» развивал 25 л.с. при 200 оборотах в минуту. Динамо-машина питала все световое хозяйство «Форума»: уличный фонарь, световую вывеску, зальные люстры и кинопроектор «Патэ-2». Весьегонец Борис Андреевич Расцветаев в своих воспоминаниях писал так: «Нам, весьегонцам-дикарям, долгие годы бил в глаза этот новый неосмысленный, неосознанный, яркий свет». Динамо-машина работала от приводного шведского дизеля «Экваль». Первым киномехаником при кинотеатре был сам хозяин – Николай Родин. 
В «Форуме» шли главным образом американские приключенческие фильмы – боевики с участием Д. Фербенкса, М. Пикфорд, Ч. Чаплина и др. Русские картины показывались редко, их было мало - «Марфа Посадница», «Степан Разин», «Анна Каренина», «Война и мир», «Ревизор». 
Ленты производства фирмы «Патэ» присылались в Весьегонск почтой, в каталогах этой фирмы числилось до 10 тыс. названий. Фильмы были односерийные, лишь впоследствии появились двухсерийные, шедшие в один сеанс. Борис Андреевич помнил такую афишу: «Атлантик» - 3 часа демонстрации. Нервным лучше не смотреть». Картины были, конечно, немые, сеанс сопровождался игрой на рояле. 
За кинотеатром, по Набережной, находился угловой дом пароходной конторы, где размещалось правление коммерческо-крестьянского пароходства. Рядом с конторой стояло большое кирпичное здание – «Торговля Ефремова», которое скорее было похоже на депо или на завод. Впоследствии это здание действительно было превращено в ремонтные мастерские водного транспорта.
Немного о семье Родиных. 
 Это выходцы из крестьян села Харламовское (ныне Вологодская область), «из-за реки», как тогда говорили. Благодаря трудолюбию и деловой хватке, они добились некоторого благосостояния. Николай Михайлович Родин с братьями переехал в Весьегонск. Его отец, купец Михаил Родин, был почетным гражданином города Весьегонск.
Купец Михаил Родин, почетный гражданин г. Весьегонск
В Весьегонске Николай Михайлович занялся торговлей. Помимо кинотеатра построил несколько доходных домов, склады для товаров на берегу Мологи. 
 Николай Михайлович имел свои пароходы, так например, он был владельцем буксирного парохода «Братья Родины», курсировавшего по рекам Мологе и Волге. А еще Родин возглавлял пароходное общество. Он был уважаем в купеческой среде и в целом – в весьегонском обществе. 
 Его семья была многодетной: Михаил, Екатерина, Августа, Лидия, Софья, Надежда, Аркадий. Все они получили хорошее образование и в основном стали учителями. После революции судьба семьи сложилась трагически. Николай Михайлович с сыном Михаилом был сослан в сибирский лагерь, где умер или был расстрелян. Многие его дети разъехались.
 В Весьегонске жила только младшая сестра Николая Михайловича – Татьяна Михайловна Перетерская, которая преподавала русский язык и литературу в женской гимназии, а потом в школе.
Т.М. Перетерская - в центре.
В Весьегонске в 1917 году на ул. Белозёрская, в 3 квартале, проживала Родина Александра Степановна - крестьянка д. Грязливец Череповецкого уезда.
 В «Книге памяти Московской обл.» (Базой для публикуемых списков стало 4-е издание диска «Жертвы политического террора в СССР».): Родин Николай Михайлович (1872 г.р. место рождения: Ленинградская обл.,Уломский р-н, дер. Грязливус) - кустарь-кузнец, проживал по адресу: Московская обл., д.Весьегонск, Белозерская ул., 3. 
А в «Списке частных торговцев и кустарей Весьегонского района. С 1926 по 1929 годы» Родин Николай Михайлович, проживающий в г. Весьегонск, числится слесарем.
Очень жаль, что у нас в библиотеке нет фото этого кинотеатра и его владельца. Может быть, откликнется человек, имеющий их. Мы будем рады как фото, так и любой другой информации по данной теме. Давайте вместе соберем по крупицам все, что связано с историей нашего любимого города!
Литература
 1. Купцов Б.Ф. Весьегонск : Вехи истории. В 2 кн. / Борис Купцов. – Тверь: Тверское областное книжно-журнальное изд-во, 1997. – Кн. 1. - 320с.
 2. Борис Андреевич Расцветаев: Дневники, мемуары, воспоминания. В 3-х ч. / сост. М. Верхоланцев. – Весьегонск, 1999.
3. Цуканова Т. Н. Романовы и Родины // Весьегонск: краеведческий альманах: [в 3 кн.]. - Москва-Весьегонск, 2009. –Вып. 3. – С. 347 – 354.