вторник, 27 октября 2015 г.

Клуб "Весь" на Вторых Ильинских чтениях

Выступление Е.И.Селифоновой
Фото Е.Сенькиной
    
Всего 1,5 года исполнилось весьегонскому краеведческому клубу «Весь», но это было время плодотворной работы его участников. Множество изысканий по различной тематике собрано в читальном зале центральной библиотеки, опубликовано на страницах «Весьегонской жизни», в сети Интернет. А недавно мы приняли участие в краеведческом мероприятии областного уровня, побывав в Архивном отделе Тверской области на вторых Ильинских чтениях.
    Эти чтения посвящены Марку Александровичу Ильину, историку-архивисту, краеведу, 50 лет возглавлявшему архивную службу Калининской (Тверской) области. Первые прошли в прошлом году и были приурочены к 95-летию деятельности тверских архивов.
   Тема  вторых чтений была посвящена 150-летию Тверского земства, а круг их участников не ограничивался нашими земляками. В Тверь приехали представители Псковской и  Московской областей. Профессиональный состав был тоже разнообразен: работники архивов, краеведы, представители Тверского государственного университета и ТГТУ, Тверского центра документации новейшей истории, библиотекари делились своими наработками по заявленной теме.
   Открыл чтения начальник Архивного отдела Тверской области Д.А. Ефремов. 
Затем с основным докладом «Феномен Тверского земства» выступила кандидат исторических наук, доцент кафедры документоведения, архивоведения и историографии Тверского государственного университета Новикова Наталья Сергеевна. Говоря об особенностях Тверского земства как одного из самых активных и прогрессивных, она не раз упомянула весьегонское уездное земство и его представителей. Нам было очень приятно, что и в других выступлениях имена деятелей весьегонского земства (Дементьева, Родичева, Корсакова и др.) звучали довольно часто.
    Несомненно, одним из самых ярких было выступление члена весьегонского краеведческого клуба «Весь», библиотекаря Кесемской сельской библиотеки Елены Ивановны Селифоновой. Её рассказ о Кесемской земской больнице сопровождался презентацией с множеством уникальных фотографий. Очень эмоционально, с глубоким знанием дела, с гордостью за своих земляков Елена Ивановна повествовала об известных врачах Криденере, Мясникове, Кузнецове, Храбростине…, о попечителе Штемпеле, доказав, что здравоохранение в Кесьме во времена земства было на высоком уровне.
    На память о мероприятии все его участники получили сборники статей «Первые Ильинские архивные чтения» и буклеты.

четверг, 15 октября 2015 г.

Все оставляет свой след

Мой дорогой читатель!
Передо мной на столе папки старых документов. События местной истории 1930-1931 годов.
Накануне дня памяти жертв политических репрессий пусть рассказ мой станет просто напоминанием о тех давних, окаянных днях в жизни многих семей села Кесьма и окрестных деревень. История простых крестьянских семей, известная по записям в документах.
Деревня Алешино. 
Опись имущества гражданки Антошихиной Анны Васильевны. 3 июня1932 года. В описи на изъятие: корова, теленок, бык, овца с ягнятами, две телеги и тарантас, сарай, житница и гумно, часы настенные, комод и всякая мелкая утварь.
Село Кесьма. 
Опись имущества конфискованного у зажиточных граждан Кишкичева Константина Изосимовича, Кишкичева Василия Изосимовича и лишенца Александра Васильевича Круглова. Все имущество этих хозяев: гумно, риги, сараи, тарантасы, сеялки и веялки, домашний скот переданы колхозу «Красный труженик». Также в семьях этих изъяты семена ржи, ячменя, овса; конфисковано картофеля 11 пудов.
А вот еще в моих руках не менее интересный документ. Акт от 22 августа 1931 года. Инспектором Кесемского отдела УгРо отобраны (не изъяты или конфискованы, а именно отобраны!) у кулака села Кесьма Семенова Леонтия Васильевича: буфет, стол, полки, три венских стула (один из которых ломаный), четыре табуретки, фонарь «летучая мышь», чайник белый фарфоровый.
Вот еще живой документ кесемской истории от 16 марта 1931 года. Опись имущества с последующей распродажей кузнеца Волкова Николая Егоровича. На конфискацию: изба, двор, сарай, житница, рига, кузница, корова и лошадь. Шкаф чайный и сапоги, телега на железном ходу, самовар, чугуны, сельхозинвентарь, старое осеннее пальто (оценено в 7 рублей) и санки без оглобель.
Еще акт от 4 февраля 1931 года. Составлен при изъятии у Кишкичева Ивана Изосимовича. Изъято: девять штук венских старых стульев (частично ломаных и частично чиненых). Круглый стол и стол с двумя ящиками. Буфет, два «зергала».Все передано колхозу «Красный труженик».
Деревня Губачево. 
Игнашины. Глава большой семьи – Игнашин Василий Евсеевич. Сыновья, снохи, дочери, внуки. Все оказались репрессированы, даже дети, Александр 6 лет, Алексей 13лет, Мария 10 лет, Нина 2 лет, Николай 6 лет. А еще один Николай, рождения 1939 года репрессирован до своего рождения. И взрослые: Матвей Семенович, Николай Федорович /1939г.р/,Федор Матвеевич /1914 г.р./, Александр Матвеевич /1925г.р./, Алексей Матвеевич /1918г. р./, Игнашина Аграфена Веденееевна, Игнашина Александра Васильевна, Игнашина Александра Ивановна, Игнашина Лидия Матвеевна, Игнашина Мария Матвеевна /1921г.р/. Игнашина Нина Матвеевна /1929г.р./
Игнашин Николай Алексеевич 1925 года рождения, репрессированный из деревни Губачево, был призван на фронт Пестовским райвоенкоматом Новгородской области и пропал без вести.
В 1929 году на пленуме актива Кесемского сельсовета прозвучали слова: «Выселить Игнашиных за пределы Весьегонского района». Огромная семья с детьми оказалась сначала в списке лишенцев, единоличников. Примечательно, что твердое задание, доведенное до семьи по сдаче (контрактации) молока, овса и льна Игнашины выполняли. Ни в каких должниках не были. Выполнено и задание на развитие индустриализации в стране, по подписке на заем «Пятилетка в четыре года».
Раскулачивание, а скорее акция устрашения, были предприняты к этой семье. Читаю документы и наблюдаю элементарный произвол. Ни уголовного дела , ни приговора суда. Сельские активисты и один понятой.
Акт от 18 апреля 1931 года. Опись имущества, изъятого у Игнашина Василия Евсеевича. Читаю огромный, на 5 листах, список. Среди конфискованного: две избы под одной крышей, сруб пятистенок. Конюшня, два сарая, житница, рига, гумно, водогрейка, погреб, хлев и двор, веялка и несколько телег. Домашний скот: лошадь, корова, два теленка, две овцы, три ягненка. Далее домашний скарб: комоды, сундуки с вещами (6 сундуков), горшки, тарелки, стулья и шкафы, самовар и лоскутья тканей, чугуны и ведра, топоры и пилы, прялка-самопряха. Большое количество мелкого домашнего и дворового инвентаря. А далее идет перечисление изъятых продуктов, среди которых: зерно, картофель, лук, боб, горох. Читая документы, обращаю внимание, что имущество Игнашиных не выставлено на торги, что еще раз подтверждает отсутствие долгов. Но в списке изъятого стоят пометки «передано в колхоз «Верный путь», деревня Алешино. Большая часть имущества послужила началом имущественного капитала колхоза «Новая жизнь».
Репрессированные и высланные за пределы района Игнашины реабилитированы 29 марта 1996 года.
Помимо Игнашиных в Губачеве репрессировали и Репниковых. Среди документов заявление Репникова Ф. о сложении с него категории лишенца и просьба о разрешении пользоваться мануфактурной лавкой.
В деревне Сапелово подвергли конфискации имущество Скорохватовой Прасковьи Павловны. Поводом к репрессиям Скорохватовых, как записано, послужило принятие ответных мер на кулацкие выпады и высказывания Скорохватова Е.С. Правда, конфисковать-то там было нечего. В описи стол, самовар, табуретки. Переданы в Кесемскую школу. 
Деревня Можаево /Можайка/. Конфискация имущества у Елкиной Ксении Павловны. Под конфискацию попадали три сарая, житница, рига, но пока конфискация шла в соседних деревнях, она быстро все распродала, закрыла свою большую избу. /Как повествуют документы, изба – две под одной крышей/. Уехала Аксинья Павловна куда глаза глядят. Но в ее отсутствие конфисковали сено из сараев и наложили на избу арест. Что было дальше, документы пока умалчивают.
Не менее интересны решения актива Кесемского сельсовета о ликвидации неграмотности. Но не путем освобождения учителей Соболевых и Митрофановых от участия в агитационных акциях по всевозможным вопросам для выполнения своих прямых обязанностей -увы, учителя агитируют - а учить в радиусе трех верст от села Кесьма неграмотных женщин приказано медицинским работникам. В выписке из протокола собрания о ликвидации неграмотности, читаем, что необходимо принять участие в ликвидации неграмотности в 4 селениях в радиусе трех верст от больницы. Около 30 неграмотных. Поручить выполнение коллективу Кесемской народной больницы. Ответ руководителя больницы: «Выполнить данное решение коллектив не в состоянии. Причина:
1. Медицинская работа не может быть уложена в определенные сроки.
2. Штат больницы работает с перегрузкой все время.
3. В данное время идет ударная работа по обследованию школ.
4. Организация на селе и в деревнях кружков первой помощи.
5. Проведение в селениях профилактических мероприятий. 
А поскольку работа по ликвидации неграмотности должна быть поставлена в высшей степени, так как год ударный, то медицинские работники данное задание выполнить не в состоянии, а взяться работать и отлично не закончить дело - это преступление. Профсоюзный уполномоченный больницы Кукушкина. И хотя возражение преподнесено более чем в тактичной форме, репрессии не заставили долго ждать. «Актив сельсовета считает, что необходимо принять меры к медицинским работникам за нетребовательность в проведении политических кампаний, неучастие некоторых работников помимо своей работы в общественной жизни села». Была собрана комиссия из женщин активисток, беднячек села Кесьма, о проверке работы больницы. Увы, отчета о неправомерных или не профессиональных действиях медиков в документах нет.
Коснулись неприятности и местного священника Ивана Александровича Соболева. Церковная земля от села Кесьма по дороге на Можаево передана приемом отчуждения  батракам и беднякам, во владении которых пахотные земли заросли бурьяном. 
В 1931 году принято решение белокаменную церковь Рождества Пресвятой Богородицы отобрать у церкви под зерновой склад. По причине этого записали в подкулачники и зажиточные членов церковного актива, и всех служители церкви, хотя церковь пока не тронули.
Вот передо мной заявление в сельсовет от жителя села Кесьма Михаила Андреевича Ширяева. Временно исполняющий обязанности дьячка, он пел в церкви на клиросе. В доходы хозяйства присоединен доход церкви. Все в хозяйстве конфисковали. Выслали в Сибирь. По дороге в ссылку вернули домой, но записали в лишенцы. Хотя хозяйство его всегда было малодоходное. До мобилизации на Первую Мировую войну служил работником в усадьбах Кесьма, Пашково, Никольское. 
В зажиточные с обложением высокими налогами записали в селе Степина Макара Ивановича, Пронина Ивана Ивановича. 
Вот только один год жизни села. Знакомые всем фамилии. Наши улицы и деревни. Наша история.

Список литературы
  1. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.8, е.х. 5. Протоколы пленумов Кесемского сельсовета за 1931 г.
  2. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.8, е.х. 6. Протоколы общих собраний граждан селений Кесемского сельсовета за 1932 г.
  3. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 4. Протоколы общих собраний граждан селений Кесемского сельсовета за 1930 г.
  4. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 3. Протоколы президиума Кесемского сельсовета за 1930 г.
  5. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 2. Протоколы пленумов Кесемского сельсовета за 1930 г.
  6. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 7. Материалы сельского суда по Кесемскому сельсовету. 1930 - 1932 г.г.
  7. Книга памяти жертв политических репрессий Калининской области. Мартиролог 1937–1938. Т.1 - Тверь: Альба, 2000.
  8. Книга Памяти жертв политических репрессий Калининской области. Т. 2 – Тверь: Альба Плюс, 2001.

Елена Селифонова, библиотекарь 
Кесемской библиотеки

воскресенье, 11 октября 2015 г.

Они сражались за Родину

"В старом Весьегонске в доме № 15 на тихой и зеленой улице Мытной жила обыкновенная семья Богдановых," - так начиналась статья, опубликованная в районной газете "Ленинский завет" в 1965 году.
С фотографий смотрели молодые мужчины в военной форме. Рассказ захватил. И мне захотелось вместе с вами перечитать эту статью, написанную 50 лет назад.
"Трое вихрастых ребятишек подрастали быстро. Это были братья Анатолий, Николай и Геннадий. Как и большинство их сверстников, мальчишки любили пропадать на рыбалке, в лесу, вечером поиграть с друзьями в футбол.
Однако старшему брату Анатолию пришлось рано начать свой трудовой путь. Мальчишкой пятнадцати лет он пошел работать в судоремонтные мастерские. Был молотобойцем, затем слесарем. Возмужание проходило не в легком труде рабочего человека.
В 1938 году он был призван в ряды Советской Армии.
Средний из братьев, Николай, окончив в Весьегонской средней школе 9 классов, в 1939 году переехал  жить к сестре в город Каменск Ростовской области.
Грозный 1941 год застал старшего брата Анатолия на западной границе. Он был пограничником. Дорого отдали свои жизни отважные бойцы-пограничники, защищая неприкосновенность советских границ. Погиб в первых неравных боях и Анатолий Богданов. Обстоятельства гибели его, как и многих других защитников границы, пока еще не известны.
Второй из братьев, Николай, встретил войну курсантом танкового училища и вскоре был направлен на фронт. В боях получил тяжелые ранения. После излечения в госпитале вновь стремился попасть на фронт. Однако командование решило иначе, направив его в танковое училище для дальнейшей учебы.
На фронт Николай теперь отправляется командиром тяжелого танка. 
В апреле 1944 года, в короткие перерывы между боями, он пишет родным письмо, в котором сообщает: "Идем в решающий бой, добивать зверя в его же берлоге".
За храбрость и мужество, проявленные в кровопролитных боях, развернувшихся за освобождение польской земли, Николай Богданов был награжден Орденом Отечественной войны I степени. Грудь отважного танкиста к этому времени украсили восемь правительственных наград, из них три Ордена Отечественной войны.
В сентябре 1944 года сестра Николая получила письмо, в котором сообщалось о гибели брата:
"Уважаемая Нина Павловна!
С прискорбием Вас извещаем, что Ваш брат Богданов Николай Павлович и наш любимый командир погиб в боях с немецкими захватчиками на подступах к Варшаве, в местечке Марки, 13 сентября 1944 года.
Снаряд попал в башню танка. Экипаж остался цел, а наш командир был убит. Его тело было перевезено в местечко Фаленица и с почестями похоронено...
На его могиле мы поклялись мстить фашистским гадам за смерть своего командира.
По поручению экипажа богдановцев, с уважением к Вам - В.И.Ветчишкин.
20 сентября 1944 года".
Самый младший из братьев Геннадий в семнадцать лет ушел добровольцем на фронт. С боями дошел до города Львова, где был тяжело ранен. В конце 1945 года, будучи инвалидом второй группы, был демобилизован из рядов Советской Армии.
За участие в боях с немецко-фашистскими захватчиками награжден Орденом Красной Звезды и медалями.
Под стать братьям и сестра Богдановых, Антонина Павловна, которая в тяжелые военные годы тоже пошла добровольцем на фронт, была контужена, награждена медалью.
Хочется сказать:
- Помните их, весьегонцы! Они отдавали самое дорогое - жизнь за то, чтобы росли свободными и счастливы были мы и наши дети".
В.Студенок, секретарь райкома ВЛКСМ



среда, 7 октября 2015 г.

Удивительное рядом, или по Весьегонску с фотоаппаратом

Если вы успели соскучиться по теплому лету, предлагаю посмотреть  мою фотовыставку, полюбоваться яркой зеленью весьегонской природы и удивиться причудливым формам деревьев, растущих в городе.
Близнецы
Веер
Вторая жизнь
Грибная пора
Куст рябины...
Монумент
Они сплелись как пара змей...
Пара фужеров
Почти бонсай
Трезубец
Свеча 
 Трио
Фигуристое
Фигурная скобка
 Фужер
Чаша и другие...