понедельник, 21 сентября 2015 г.

В тени даниловских липовых аллей

Прощальные лучи осеннего солнышка, тенистые липовые аллеи, поклонный крест на месте   разрушенной церкви и барский дом с колоннами и балконом… 
Так встретила нас, весьегонских краеведов, музей-усадьба Батюшкова в селе Даниловское Устюженского района Вологодской области.
Прежде чем посетить экскурсию, мы долго бродили по старинному парку, фотографировались на резных скамейках, под вековыми деревьями и пытались представить, какими были эти места во времена Батюшкова и Куприна. Ведь именно они нашептали Куприну сюжеты «Суламифи», «Изумруда», «Реки жизни»,  здесь была начата повесть «Яма», задуман «Гранатовый браслет». Даниловское и «любезную его сердцу Устюжну» А. И. Куприн описал в рассказах «Черная молния», «Попрыгунья-стрекоза», «Завирайка»…
Из интереснейшей экскурсии мы узнали, что усадебный дом в Даниловском был построен в конце XVIII в. Львом Андреевичем Батюшковым, дедом поэта Константина Николаевича. Усадьба была пожалована его прапрадеду М. И. Батюшкову за службу. В 1812–1813 гг. дом был перестроен Николаем Львовичем, отцом поэта. (Похожая как две капли воды усадьба располагалась когда-то и у нас в Кесьме, вот только остался от нее лишь один барский пруд).
В Даниловском прошло детство поэта (1787-1797), Сюда к отцу и сестрам он приезжал в 1807 году после ранения под Гейльсбергом. А вскоре после смерти отца Константин Николаевич едет в Даниловское, чтобы спасти усадьбу от продажи, а позже возвращается, уже будучи известным поэтом.

 Среди экспонатов - множество вещей семьи Батюшковых или того времени. На стенках портреты в простейших рамках из дерева. Вольтеровское кресло в кабинете, медвежья шкура, на которой любил Куприн обдумывать будущие сюжеты, а «за окном в заросшем саду также таинственно, как и прежде, перешептываются столетние липы».
В имении кроме старинного парка версальского типа сохранилась и сосновая аллея, посаженная пленными французами в 1813 году в честь победы России над Наполеоном. Огромные двухсотлетние сосны завораживают!

А еще была экскурсия в краеведческий музей г.Устюжна, прогулка по его тихим улочкам, правда, в этот день наполненным гудками свадебных кортежей… 
Жизнь продолжается!
фото http://cultinfo.ru/tour/index.php?id=401

четверг, 3 сентября 2015 г.

История деревни Дюдиково в лицах и судьбах. Смирнова Т.Т.


 Наш край расположен на стыке трех областей, с ярославской областью граничим уж совсем условно, а до вологодской, через водохранилище, всего-то несколько километров. Практически все деревни нашего округа расположены на разных берегах живописной реки Сёбла.

История нашего округа древняя, тяжело жилось нашим предкам, временами безлюдели деревни, да и сейчас местное население по пальцам можно пересчитать. Но все же, как и в седую старину, так и сейчас не вымерли полностью деревеньки, все больше и больше обживаются старые дома. Видимо тянет городских жителей к земле. Дай-то Бог долгой жизни нашему краю.
         Так уж получилось, что не родилось на нашей земле известных людей, которые могли бы прославить наш край. Зато богат он на великих тружеников. Мало их остаётся, и вот пока живы эти люди, родившиеся в начале двадцатого века и перешагнувшие рубеж двадцать первого века, надо успеть рассказать о них, о их непростой трудовой жизни.
Смирнова Таисья Тихоновна, родилась в 1932 году, в деревне Приворот. Когда её отец  устроился работать на сплав, семья переехала на другой берег реки Молога, в д. Сиротка. По воспоминаниям Таисьи Тихоновны, деревня располагалась в один посад окнами на речку, было в ней 25 дворов. Все жители вели единоличное хозяйство, колхоза в деревне не было. Хозяйства были крепкие, со скотиной, с большими земельными наделами, за что и поплатились в 30-е годы: очень многие семьи были раскулачены и сосланы на Урал. Многие там и сгинули. В 39 году жителей деревни, в связи с наполнением Рыбинского водохранилища, стали выселять. По воспоминаниям т. Таи выселяли в чистое поле, деревня расположилась параллельно дер. Дюдиково. Не все успели перевезти свои дома и закрепиться на новом месте. Хорошо, у кого в хозяйстве была лошаденка, а многие смогли перевезти только «зимовки» (небольшая часть дома). А ведь дома были добротные, из «замоложского леса».
А тут и война началась. В то время т. Тая ходила уже в третий класс, школа находилась в д. Беняково, а первые два класса она окончила в другой школе, в д. Огнишино, в раскулаченном доме. Детей в школе было очень много, как вспоминает т. Тая: « В 3 классе нас было больше сорока человек». Весело было учиться, да и дорога в школу не казалась длинной, детей ходило много. По дороге мальчишки наваляют девчонок в снегу, а потом в школе на печке сушат вещи, обратно то же самое. Дети во все времена остаются детьми, хотя и тяжело было с питанием – не унывали…
Война оставила глубокий след в душе Таисьи Тихоновны, до сих пор не может без слез вспоминать, как провожала с мамой отца на фронт. Мужиков собрали в колонны, и кто на телеге, кто пешком ушли они на ст. Овинищи. Помнит т. Тая, как вырвалась от матери, догнала своего тятьку и не хотела его отпускать. Уж больно любил отец дочурку, жалел её, так получилось, что сестры и братья умерли в раннем детстве, и была она единственным ребенком в семье. Из первого призыва, ушедшего на фронт,  в 41 году вернулось только двое. Отец Таисьи  Тихоновны пропал без вести в 43.
Хоть и хорошо училась т. Тая в школе, уговаривали учителя маму оставить девочку учиться, но возможности не было. Мария Семеновна, мать Таисьи  Тихоновны, болела астмой, работать не могла, вот и пришлось двенадцатилетней девочке идти работать в колхоз. По воспоминаниям т. Таи дали ей лошадь, черного «Соколика», а она и до упряжи не достает. Помогут ей, запрягут лошадку, да так она целый день и работает на извозе. В основном вспоминаются работы на полях: тяжелые мешки с картошкой, с зерном. Досталось тогда детям военных лет, пришлось им поработать за своих отцов, не вернувшихся с фронта.
Потом, уже девушкой была, женихи стали заглядываться, но не могла она выйти замуж – мать больная, кто поможет? Уехала на 2 года, завербовавшись, на торфоразработки. Работа была тяжелая, трудились в основном девушки, жили все вместе в бараках на 22 человека. Прежде чем начать разработку торфа, пилили лес, корчевали пни, готовили участок, а уж потом добывали торф. Но все-таки не смогла т. Тая долго жить на чужбине, хотя и хорошо платили. Сумела одеться, обуться, денег домой привезти. Опять вернулась в родной колхоз, опять работала на лошади: пахала землю, сажала картофель, убирала урожай. Так бы это и продолжалось, если бы её не просватали. И вот уже в двадцатидевятилетнем возрасте вышла она замуж и вместе с мужем переехала в д. Горка.
Дальше трудовой путь Таисьи Тихоновны продолжался на хлебопекарне, расположенной в д. Н.-Высокое. Мастером-пекарем был Иван Федорович Беляков, он и научил т. Таю искусству хлебопечения. С вечера в больших деревянных опарах растворяли закваску, а рано утром замешивали тесто. Опары эти были около двух метров в длину, можно представить, как долго приходилось месить тесто. Тетя Тая вспоминает, что первое время руки по локоть были синими, а потом ничего – привыкла. За раз сформировывали 218 буханок черного хлеба, белый хлеб начали печь гораздо позже, когда построили новую пекарню. Трудно представить каких размеров была печка, но на лопату помещалось три формы. И так выпекалась первая партия хлеба, за смену успевали сделать две выпечки. Сейчас сложно представить, какой это тяжёлый был труд; никакой механизации, вода в колодце. Откуда черпала силы эта женщина? А ведь дома её ждало хозяйство, дети подрастали, всего их у тети  Таи шестеро.
В начале 60-ых муж Таисьи Тихоновны уехал на заработки да и пропал на полгода. Пришлось ей возвращаться с детьми в родной колхоз. Тяжело было управляться со всем хозяйством одной, её мама села в няньки, а сама она устроилась на работу на маслосырзавод, расположенный в Дюдиково. Мастером завода был Михаил Андреевич Сенин – человек строгий, но справедливый. С теплотой вспоминает о нём Таисья Тихоновна: «Требовал с каждого выполнения своих обязанностей, но и не обижал хороших работников». Всего на заводе работало 12 человек – это и рабочие, и мотористы, конюх и подвальный мастер. В маслобойку влезало 18 фляг молока, получалось 7 коробок масла. В летние месяцы перерабатывали до 8 тонн молока. Везли его со всей округи, почти в каждой деревне была ферма, а так же из соседней Ярославской области. Для варки сыра использовали две огромные ванны: первая, маленькая, была на 800 кг, вторая – на 1200. В 4 часа утра заливали первую ванну. Несколько фляг молока подогревали, добавляли в молоко сычужный порошок, ждали, когда все свернется. Затем запускали электрическую лиру (что-то типа миксера) для разрезания простокваши. Полученную массу переливали в железные формы с крышками и под пресс. Где-то через неделю сформировавшийся сыр опускали в рассол еще на неделю, давали стечь и укладывали его на стеллажи. До трех раз с сыра снималась плесень, мыли его и опять укладывали на стеллажи. На 4-ый раз сушили и парафинили: опускали в парафин каждую головку сыра, ждали, когда просохнет и заворачивали в пергаментную бумагу. Головки сыра были по два с половиной килограмма весом. Их укладывали в коробки и отправляли на экспорт. Только сваренный из обрата сыр оставляли колхозникам и продавали в магазине.
В связи с рождением очередного ребенка пришлось Таисье Тихоновне уйти с завода и устроиться на работу уборщицей. Так с 1969 года и до 90-ых годов проработала тетя Тая уборщицей в клубе и на медпункте. С утра бежала она в медпункт, топила печки, стерилизовала шприцы, мыла полы, затем бежала в клуб, там топила печки, наводила порядок и домой – опять топить печки, кормить детей. Вот такой круговорот дел до самой пенсии, но и выйдя на пенсию тетя Тая продолжала работать. Много заведующих сменилось в клубе, да и фельдшера менялись, а она продолжала работать, пока не подняла всех, до последнего ребенка. Не простой была и семейная жизнь: супруг, как и многие российские мужики, любил погулять, поэтому все тяготы домашнего хозяйства легли на плечи т. Таи.

Но она молодец, не унывает, сохранила ясный ум, отличную память. Сейчас Таисья Тихоновна продолжает жить в деревне Дюдиково, окруженная своими детьми, внуками, правнуками. Хочется пожелать ей крепкого здоровья, спокойных лет жизни, отпущенных богом, и любви своих близких – она все это заслужила.
Л.А.Колачева, библиотекарь Дюдиковской СБ

среда, 2 сентября 2015 г.

«Судьба, ставшая историей»

К 100-летию А.В. Караганова
Караганов Александр Васильевич — советский и российский киновед, кинокритик и литературовед; доктор искусствоведения (1969). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1986).  

Александр Караганов родился 24 августа (6 сентября) 1915 года в деревне Мартыново Весьегонского уезда (ныне Устюженский район Вологодской области) в семье Маривьяны Васильевны и Василия Андреевича Карагановых, где кроме Александра были дети: Михаил, Зоя, Антонина.
 Вскоре семья переехала в уездный центр. Здесь, в Весьегонске, прошло детство и юность Александра. Здесь он учился в школе и уже старшеклассником стал писать заметки в местную газету «Колхозный призыв».
Свою литературную деятельность А. Караганов начинал в 1931 году как журналист, работая в Весьегонске корреспондентом районной газеты «Колхозный призыв». Николай Степанович Зелов, известный историк, архивист, краевед и племянник А.В. Караганова в статье «Пришел в газету пятнадцатилетним пареньком» так вспоминает об этом событии: «Весной 1931 года бюро Весьегонского райкома комсомола приняло решение «досрочно отозвать тов. Караганова с учебы в школе и направить на работу в редакцию районной газеты «Колхозный призыв». Так началась трудовая жизнь земляка, ставшего видным деятелем отечественного театра и кино. Именно весьегонская газета дала Александру Васильевичу путевку в жизнь». Работая в газете, Александр Караганов вел переписку с селькорами, совершал частые поездки в села и деревни района, участвовал в редакционных рейдах. Отсюда он был направлен на учебу в Московский Институт истории философии и литературы (ИФЛИ), который окончил в 1939 году.
 В годы сталинских репрессий (1938 г.) у Александра Васильевича погибает в тюрьме отец. В дальнейшем Александр Васильевич, работая и проживая в Москве, будет постоянно помогать матери и  сестре Антонине.
Вместе со своими сверстниками ушёл на фронт. Осенью 1941 года в составе народного ополчения защищал столицу от немецко-фашистских захватчиков. В битве под Москвой был тяжело ранен и несколько месяцев лечился в одном из уральских госпиталей. Затем около трех лет был комсомольским вожаком, секретарем Челябинского обкома ВЛКСМ. Там он написал брошюру о трудовом подвиге молодежи Урала в годы войны и публиковал статьи в областных и центральных газетах.
В конце войны, в 1944 году, начал ответственную работу во Всесоюзном обществе культурных связей с заграницей (ВОКС). Будучи заместителем председателя ВОКСа, встречался с известными деятелями литературы и искусства, был на приеме у Сталина (1946 г.).
С 1945 года публиковал статьи по вопросам литературы, театра и кинематографа; в 1945‒1947 годах был ответственным редактором журнала «Советская литература» на английском языке. Трагические события, травля выдающихся деятелей отечественной культуры в конце 40-х – начале 50-х гг. не миновали и Александра Васильевича.
В 1947 году в связи с арестом отца, позже реабилитированного, был исключён из партии и уволен с работы. Но тяжелое испытание не сломило его: он пишет статьи, которые друзья публикуют под своими фамилиями, а гонорар передают автору. Друзья помогают ему устроиться на скромную должность в редакцию журнала «Театр», поступить в заочную аспирантуру одного из московских вузов. После он успешно защитил диссертацию о критическом реализме Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова, написал монографию о творческом пути советского драматурга А. Афиногенова, воспоминания о К. Симонове, десятки статей о советском и зарубежном кино.
Дружил с А. Твардовским и другими сотрудниками и авторами журнала «Новый мир».
В этом передовом журнале несколько десятилетий возглавляла отдел поэзии жена Александра Васильевича - Софья Григорьевна Караганова (1917/1918), первая жена поэта Евгения Долматовского.
Александр Васильевич Караганов оказал поддержку театру «Современник».
 В 1958 году А.В.Караганов был назначен главным редактором, а в 1960-м ‒ директором издательства «Искусство», занимал этот пост по 1964 год. С 1964 года он занимался преподавательской деятельностью в Академии общественных наук при ЦК КПСС; с 1970 года был профессором. С 1965 года был секретарём правления Союза кинематографистов СССР.

Александр Васильевич Караганов никогда не терял связей с малой родиной. Он нежно любил Весьегонск и когда часто приезжал сюда - жил в родовом доме.
Поддерживал связь с районной библиотекой. Так, например, в нашем архиве сохранился план лекций на 1945 год. Александр Васильевич должен был выступить перед читателями библиотеки с двумя лекциями - «Литературное творчество Лермонтова» – 28 июля и «Международное положение» - 25 июля.
Александр Караганов является автором 23 книг и более чем 300 статей о кино, театре и литературе. Его последняя книга — «Первое столетие кино. Открытия, уроки, перспективы» вышла незадолго до смерти автора - в начале 2007 года. На книгах, статьях и лекциях Александра Васильевича учились многие поколения художников, искусствоведов, критиков.
Его работы давно стали классикой критической мысли. Александр Караганов вошел в историю нашей культуры не только как автор обстоятельных трудов о кино, но и как «пробиватель» фильмов, неугодных системе – от «Андрея Рублева» до «Чучела».
На всех постах, им занимаемых, Караганов неизменно поддерживал всё живое и талантливое, воевал с косностью, глупостью, догматизмом. Он хлебнул много горького – подвергался проработкам и «разоблачениям». Но – стоял на своём, говорил и писал правду.
Андрей Тарковский в своем знаменитом «Мартирологе» довольно резко отзывается о деятелях советского кино, а об Александре Караганове, который по возможности всегда смягчал идеологический прессинг, отзывался с благодарностью, называл его «лучом света в царстве маразма».
Послужной список «главного идеолога кинематографического союза», как назвал Караганова Андрей Кончаловский, довольно внушительный – доктор искусствоведения, профессор, руководитель.
За творческие заслуги А.В. Караганову в 1986 году было присвоено звание заслуженного деятеля искусств России.
Талант публициста, театроведа, критика, способность глубоко проникнуть в суть явлений искусства поставили нашего земляка в ряд видных деятелей отечественной культуры. Он прошел долгий и яркий жизненный путь. Умер 18 июня 2007 года, похоронен на Переделкинском кладбище г. Москва.
 Весьегонцы помнят своего земляка и гордятся им. 11 сентября 2015 года состоится открытие мемориальной доски А.В.Караганову.

Выставка в читальном зале центральной библиотеки
Литература
1. Зелов Н.С. Весьегонский биографический словарь / Н.С. Зелов, Л.Н. Корнилова. – Изд.3-е, испр. и доп. – Москва, [б.и.] 2013. – С97.
2.Зелов Н.С. О литераторах, ученых, мастерах искусств: статьи, заметки историка-архивиста-краеведа / Н.С. Зелов. - Москва, [б.и.] 2011. – С. 87.
3.Зелов Н.С. Незабываемое: воспоминания, статьи историка-архивиста, краеведа / Н.С. Зелов. – Москва, [б.и.] 2019. – 122 с.
4. Кондрашов А.И. Из истории СМИ Весьегонского района / А.И. Кондрашов. – Москва, 2013. – С. 21-23.
 5.Купцов Б.Ф. Весьегонск : Вехи истории / Борис Купцов. – [Б.м.] : Отдел церковной археологии Свято-Успенского Старицкого монастыря, 2007. – Кн. 2. - С. 124, 296 – 298.
6.Ларин Г.А. Весьегония : словарь-справ. / Геннадий Ларин. – Москва: ИД «Ключ-С», 2010. – С.332, 408, 422.
 7.Подвиг честного человека // Лит. газета. - 2007. - 5 сент.

Книги А.В. Караганова, имеющиеся в Весьегонской ЦБ 
1. Караганов А.В. Всеволод Пудовкин. – Москва: Искусство, 1973. - («Жизнь в искусстве»). – 232 с.: ил.
2. Караганов А.В. В спорах о кинематографе. – Москва: Искусство, 1977. – 288с.
 3. Караганов А.В. Константин Симонов. Вблизи и на расстоянии. – Москва: Сов. писатель, 1987. – 288с.