вторник, 20 августа 2013 г.

"Не хлебом единым"

Все мы родом из детства, каждое из которых незабываемо и неповторимо. Воспоминание о детстве - связующая нить между нами, давно повзрослевшими, и тем, что не имеет отношения ко времени, а к пространству - нашей малой родине. Это может быть край, мегаполис или маленький городок, село или хутор, улица или даже двор. В любом случае это - крошечная точка на карте мира, которая для каждого из нас заключает в себе особый сокровенный смысл, заставляющий трепетать душу и сдерживать внезапные слёзы.
Для меня, человека родившегося и выросшего в Москве, малой родиной стала деревня Гора Весьегонского района Тверской области, которая ныне с грустью являет собой скорее экспонат музея-заповедника, нежели населённый пункт. Гора в период расцвета СССР была центральной усадьбой крупного колхоза-миллионера им.М.Горького. В этой деревне больше сорока лет прожила моя бабушка по материнской линии. Здесь, начиная с годовалого возраста, я ежегодно провожу один летний месяц, чаще всего август. Исконно русские пейзажи, ни на что не похожий деревенский быт, обычаи и нравы местных жителей, их трудолюбие и преданность земле, неискушенность душ, прямота и искренность, простота речи пробудили во мне глубокое чувство любви и уважения к своей Родине, народу, повлияли на формирование идеалов, на понимание истинных духовных ценностей, но главное, развили поэтическую натуру.
Определяющую роль в моей жизни играет литература. А посему Гора всегда начинается для меня с места священного - деревенской библиотеки. Таковым оно стало не только благодаря любви к литературе, но и в первую очередь, благодаря её хозяйке, удивительной женщине, Маргарите Алексеевне Кузнецовой. Именно её высокий   душевный настрой, пытливый ум, умелые руки и личная харизма послужили тому, что в библиотеке воцарилась тёплая, творческая атмосфера, которая по сей день притягивает туда читателей не только из числа местных жителей, но и приезжих.
Сюда в детстве я приходила со школьным списком литературы. Медленно поднимаясь по ступенькам библиотеки - небольшой рубленой избы, словно растягивая удовольствие, входила я в этот маленький храм знаний. Первое, что вызвало трепет - гнездо, которое ласточка свила прямо под потолком. Ещё шаг отделял меня от основной части дома, и вот уже тёплое приветствие тёти Риты, радушие, с которым она неизменно встречает своих читателей, заставляло отречься от всех прочих мыслей и медленно погрузиться в ту самую удивительную атмосферу.
В небольшой комнатке царит покой и порядок. На чисто вымытом полу постелены домотканые дорожки. Стройными рядами возвышаются стеллажи с книгами. На письменном столе с белой скатертью расположилась картотека читателей. На окнах - занавески в весёлых цветах. Тепло, светло и уютно. Основной колорит привносит в обстановку запах старых книг. Сколько событий произошло за время их жизни, сколько лиц склонялось над их обложками, сколько рук перелистывало страницы, сколько душ сопереживало героям! И если задуматься, всё это зачастую важнее их содержания.
Главной гордостью библиотеки можно смело назвать самые разные выставки: народно-прикладного творчества, предметов деревенского быта, детского рисунка, исторические, краеведческие. Их тётя Рита готовит с большой любовью и усердием. Она всегда с удовольствием рассказывает гостям об экспонатах, почему была выбрана та или иная тематика.
Тётя Рита, как повелось, сама ищет на полках необходимые читателям книги. Для меня же особым счастьем было, с её разрешения, побродить между стеллажей, подолгу рассматривать книги, с придыханием брать то одну, то другую, пытаясь угадать, что за история кроется за очередной старенькой обложкой. Пока я бродила, мы разговаривали о литературе. Тётя Рита поражала меня тогда своей манерой говорить об этом. Так не рассуждает учитель, опытный или начинающий читатель, так говорит человек, знающий литературу изнутри, человек её творящий. Но об этом чуть позже.
Для тех, кто не знает - печь в деревенском доме предмет одушевлённый и святой. С ней разговаривают, белят к праздникам, трещинки заделывают глиной,всё потому, что она  и согревает и кормит. В суровые холода, которыми славятся русские зимы, печь топят ежедневно, а дело это нелёгкое. Печь уже в знакомой нам библиотеке состарилась настолько, что восстановлению не подлежала. В последние пару лет она сильно чадила, а тепла давала всё меньше и меньше,что во всех смыслах небезопасно, как для посетителей, так и для самой библиотеки. Однако благодаря стараниям и настойчивости тёти Риты совсем недавно была установлена современная железная печь. Так что стоять теперь библиотеке ещё полвека.
Шли годы, взрослела и я, и из тёти Риты хозяйка волшебного мира превращалась для меня в Маргариту Алексеевну, и одновременно с этим раскрывалось всё богатство и сложность её натуры.
Студенческие годы её пришлись на время расцвета советской культуры и литературы в частности. Сам Роберт Рождественский читал лекции о поэзии в Литературном институте им.А.М.Горького, студенткой которого Маргарита Алексеевна и являлась, правда группы прозы. В те годы Литинститут был одним из престижнейших вузов в СССР, учащиеся в нём считались небожителями и имели хорошие перспективы на будущее.
На тот же период жизни Маргариты Алексеевны приходится удачная попытка поступления в Высшее театральное училище им. Щепкина. Однако от карьеры актрисы её отговорили педагоги Литинститута, дабы не зарыть в землю писательский талант. Писала Маргарита Алексеевна много и с удовольствием - рассказы, очерки, эссе. Окончив учёбу, она уехала в Вологду, где в течение семи лет работала сначала корреспондентом, а потом редактором. Много печаталась: газеты "Красный север", "Вологодский комсомолец" (г.Вологда), сборник молодых писателей Вологды "Долги наши" (г.Архангельск), газеты "Тверская жизнь", "Смена" (г.Тверь), "Весьегонская жизнь".
Одним из очевидных преимуществ советского времени являлось то, что жизнь била ключом не только в Москве, Ленинграде и ещё десятке крупных городов, но и по всей стране. Оттого молодые люди смело покидали столицу и отправлялись трудиться на благо Родины в самые отдалённые её уголки, либо просто возвращались домой в провинцию.
Больше двадцати пяти лет Маргарита Алексеевна работает в деревенской библиотеке. По-прежнему здесь проходят выставки, кипит общественная работа и творческая жизнь. Маргарита Алексеевна стала идейным вдохновителем и активным участником клуба "Федорковский краевед", занимающегося изучением истории родного края и родословных известных личностей, здесь родившихся. (Например, Пётр Алексеевич Дементьев - основатель города Сент-Питерсберга, штат Флогрида США, русский дворянин, председатель земской управы и предводитель дворянства Весьегонского уезда Тверской губернии (1873-1878)). Работой клуба вместе с Маргаритой Алексеевной занимаются её односельчане. Также сама она участвовала в сборе материала для недавно увидевшей свет замечательной книги "Весьегония". Стараниями Маргариты Алексеевны, её друзей и просто читателей продолжает обновляться и пополняться книжный фонд библиотеки.
Творческая натура Маргариты Алексеевны проявляется также в украшении и убранстве собственного дома, которому больше подходит тургеневское название "Дворянское гнездо". Нежно и трогательно её отношение к верному четвероногому другу - псу Грише, к пчёлам (Маргарита Алексеевна профессиональный пасечник с большим стажем), к саду. Да и всё о чём она просто рассуждает, приобретает особый смысл и значимость. Сильная женщина с тонко ранимой душой, обаятельная, талантливая, открытая, добрая, честная, трудолюбивая, небезразличная к чужим судьбам и к судьбе своей страны - можно долго и с удовольствием подбирать эпитеты.
Фото Геннадия Макеева
Главное качество Маргариты Алексеевны, на мой взгляд, верность идеалам просвещения, верность делу всей жизни, верность долгу. Не раз, размышляя о судьбе этой удивительной женщины, я поражалась её смелостью - отказаться от блестящей карьеры в Москве ради работы в деревенской библиотеке.
Но кто знает, как бы могла сложиться её жизнь, останься она в столице. Верно в народе говорят: "Где родился, там и пригодился". Здесь в ней по-настоящему нуждаются как в хорошем и мудром человеке, заражающим своим жизнелюбием, активностью, умением стойко переносить трудности, стремлением к самосавершенствованию, верой в добро, но прежде всего верой в русскую литературу. Именно здесь, вдали от тлетворного влияния современных средств массовой информации, от развращённого общества сохранилось то настоящее, животворное, искеонно русское, что нельзя описать словами, но можно почувствовать душой, чегог так не хватает нам - жителям безликих и жестоких городов. Любди, подобные Маргарите Алексеевне, самоотверженные и самоотречённые, пытаются это настоящее сохранить, передать грядущзим поколениям, беззаветно служат идеалам человечества, тем самым освещая дорогу идущим во след.
Мария Левашко
г.Москва


пятница, 16 августа 2013 г.

Я любила её...

Тёплый майский день. Успешно закончен первый класс, и родители на лошади привезли меня из Волынцына в Любегощи покупать велосипед - настоящий, взрослый...
И вот он, блестя никелированными частями, стоит возле магазина. Ветер играет павлиньей окраски сеткой, которой затянуто заднее колесо. Счастью и восторгу моему нет предела.
Но вот на магазинное крыльцо поднимается женщина, она смотрит на меня и говорит: "Какая хорошая девочка и какой замечательный велосипед!" Говорит она тихим, глуховатым голосом, глаза сияют добротой, на ней синее платье в складку с вышитым букетиком фиалок на груди. Я сражена, в нашей деревне таких красивых не встречала.
По дороге домой родители разговаривают о незнакомке. Оказывается зовут её Аля Савина, работает она в библиотеке, и в неё безнадёжно влюблен мой двоюродный брат. Безнадёжно, потому что намного младше её.
Дома я катаюсь на велосипеде, но без первоначального восторга, мысли мои поглотил образ встреченной женщины.
Чего только я про неё не напридумывала. К той поре я много читала, пользуясь книгами из школьной библиотеки, а там были в основном романы из барского книжного шкафа. Так что выдумкам моим не было предела.
Читала я книги и из Алиной библиотеки, их привозила передвижница Надя Князева в основном зимой, в розвальнях. Мы с ребятишками помогали носить тяжелые связки с книгами. Раскладывали их на стол и брали домой самые интересные как нам казалось. Книги были в основном про войну и про революцию и тоже для взрослых. Вот из такой смеси и формировала мой вкус и вкус остальных жителей. Надо сказать, не плохой вкус. Надежда Ивановна Князева в дальнейшем забросила дело кладовщицы, переучилась на библиотекаря и успешно работала в Сандовском районе.
А я познакомилась с Алевтиной Александровной, подружилась и при любой возможности искала встречи с ней. Любила бывать в её библиотеке. Мы могли часами говорить о литературе, о жизни. Алевтина Александровна умела задавать вопросы и умела слушать.
Она всегда была приветлива, читателей встречала как самых дорогих гостей, знала интересы и пристрастия каждого и к каждому знала подход. Всегда аккуратно и красиво одета, хорошо причесана. Всем, особенно девочкам и женщинам хотелось на неё походить. Все стремились заручиться её вниманием и поддержкой.
Она непременно расспрашивала как живы-здоровы родственники, соседи, в каждом человеке находила положительное и до последнего дня была внимательна ко всем.
Для меня Аля была путеводной звездой. 
Куда бы судьба не бросала, в минуты трудные и радостные я думала о ней, о её теплом и гостеприимном доме, о пирогах, печь которые она была мастерица.
Её дом, это особый рассказ. Скромный, но такой чистый. Он сиял от выбеленных потолков, печей, крахмальных салфеток и салфеточек, цветов. Там всё жило и хотело жить. В саду от обилия плодов ломались деревья, многочисленные друзья и знакомые корзинами и вёдрами увозили это изобилие, но оно не уменьшалось.
Цветы, в ту пору редкие розы, пионы, буйствовали возле её дома, от них не отставали скромные примулы и маргаритки. Аля дарила эти цветы с удовольствием. В начале лета я получала роскошный букет бордовых  пионов, их цветение совпадало с моим днём рождения, а на Успеньев день она приносила нам с мамой осенний букет.
А с какой радостью она делала подарки и получала от этого удовольствие не меньшее, чем одариваемые.
Её письма и поздравительные открытки я храню как совершенство стиля и образец каллиграфии.
Встречи в библиотеке и в Алином доме помнят многие. Психолог от природы она умела объединять людей по интересам, по мировоззрению, увлечь какой-то идеей. В ту пору на село приезжало много специалистов: учителей, врачей, специалистов сельского хозяйства, и все они объединялись вокруг Алевтины Александровны. Кто-то писал, кто-то рисовал, кто-то сочинял музыку. А судьёй была она, Алевтина Александровна Савина, библиотекарь Любегощской библиотеки.
Семья Савиных появилась  в наших местах где-то году в тридцать восьмом, трагическом для многих, чьё родовое гнездо оказалось на дне Рыбинского водохранилища. Они и ещё многие, связав плоты из остатков своих жилищ, приплыли в Весьегонск и поселились в Попове. Целая улица домов переселенцев появилась в стороне от бывшей барской усадьбы Калитеевских. Как живется людям, в одночасье лишившихся всего, никто не спрашивал: надо было работать, ставить дома. А тут ещё одна напасть - война. Алин отец не пришёл домой, все тяготы легли на плечи мамы и тёти Оли. Четверо детей, мал-мала меньше, и колхозная ферма. Аля, закончив семь классов, уехала в Ленинград, несколько лет прожитых там не прошли даром, она впитывала самое лучшее из городской жизни, поступила в библиотечный техникум заочно. Вернувшись в Попово, немного поработала счетоводом, потом Анастасия Ивановна Кузнецова, председатель сельсовета, которая многим дала путёвку в жизнь, сумела оценить Алины качества и предложила ей работу в библиотеке. И не ошиблась. Библиотека была лучшей на протяжении всей Алиной жизни. Во всяком случае для нас, читателей..
Вот только с помещениями библиотеке не везло: дом причта, а позже кладбищенская часовня, - совсем не то, где хотелось бы работать Алевтине Александровне. Она с осторожностью проводила там массовые мероприятия. И это было возможно, т.к. в ту пору библиотека соответствовала своему назначению: собирать, хранить книги, вести культурно-просветительскую работу. Это теперь из библиотек сделали досуговые центры, из читателей - пользователей. Бедные библиотекари, кто же они, когда кругом пользователи?
Книжный фонд в библиотеке был богатый. Я не могу сказать благодаря чему он формировался, но то, что там были книги уникальные, знаю. Будучи студенткой, в одни из зимних каникул я с друзьями как обычно спешила из Фёдоркова в Любегощи к Алевтине Александровне. Ещё издали мы увидели отсветы огня, а дым подымался выше колокольни. Прибежав, мы увидели между церковью и сторожкой (библиотекой) огромный костёр из книг. Там были какие-то суетящиеся люди, нас не пустилиблизко к костру, но так как были сумерки, Аля сумела бросить в нашу сторону несколько книг. Поступок этот был чреват большими неприятностями для библиотекаря. Но я стала обладательницей томика А.Солженицына и других редких книг. Инквизировали не все книги, многое увезли в Тверь, в частности академическое издание А.Пушкина, которое, несмотря на сложность, очень любили посетители. И даже был персональный почитатель Владимир Гурин, который ещё в избе-читальне устраивал громкие читки. Как вспоминает Г.А.Елесина: "Читал он письма Пушкина к няне и стихи, которые были не очень приличные". 
Алевтина Александровна Савина прожила счастливую жизнь. Она была преданна библиотеке и её читателям. Жила светло, не жалуясь. И ушла тихо в светлое Вербное воскресенье. Как уходят праведники.
Маргарита Кузнецова, 
библиотекарь д.Фёдорково

вторник, 13 августа 2013 г.

Подслушанный разговор у Чисто-Дубровской библиотеки

Солнце стояло в зените над  старой  колокольней, когда около дверей библиотеки поравнялись два немолодых односельчанина.
- Здорово, куда путь держишь?
- Да я в библиотеку за детективом. Большой там выбор. Есть, что почитать! А ты сюда заходишь?
- Да я-то не хожу. Моя ходит, всё заготовки смотрит. Там, говорят, даже огурцы солёные выставляли.
- Показательно!
- А как-то раз тут мимо проходил, слышу, патефон где-то играет. Прислушался - не почудилось, в библиотеке топали. Говорят мастер-класс под патефон проходил.
- Да знаю. В библиотеке не только патефон стоит, но и много старинной деревенской утвари: и самовар, и крынки, и чугунки, даже лапти есть. А ещё видел резиновые калоши чудные, с каблуками. Так и называется выставка «Старина-старинушка». Моя сноха вышивку старинную принесла, так любуются все.
Скрипнула лестница. Сверху выглянула хозяйка библиотеки.
- Что стоите на пороге? Заходите! У меня выставка новая открылась – Лазурный берег Франции.
- Что нам Франция, вот у нас в Весьегонске берег что надо. Есть, где рыбку половить и уху сварить!
- Да у меня и про родные места есть. Про Камень видели экспозицию?
- Это который в Челябинске пролетал?
- Так неужели не слышали, что недалеко Троице-Пятницкий монастырь был. Остался только «святой» камень, около него часовенка построена. Уж какой год туда экскурсии водят.  Издалека приезжают: из Твери, Ярославля, Углича, Вологды, даже из Москвы и Санкт-Петербурга, - с важностью подметила библиотекарь.
- Как же не знать! Моя тётка на Камне жила, работала во время войны. Видел её у вас на стенде на фотографии. Много у вас фотографий. Целый архив. А народ, смотрю, у вас часто останавливается. Подъедут на машине, сначала к часовне-копилке подойдут, а потом в библиотеку поднимаются.
Библиотекарь спустилась по лестнице вниз, горделиво окинула взглядом часовню-копилку.
- Это наша историческая ценность. Нашли и установили в 2009 году. Очень редкая в России архитектура малых форм.
- А я видел, деньги кладут в часовню-копилку, - подметил собеседник.
- Так это на удачу в пути,- продолжала библиотекарь.  -  Ведь часовня-копилка эта придорожная. А потом часто к нам в библиотеку идут, интересуются историей. Нашу колокольню со всех концов округи видать, так что библиотеку никак не проедешь, хороший ориентир. Само двухэтажное здание тоже историческое. Раньше здесь были поповские покои и церковная школа. В Советское время работала Администрация. А потом библиотеке отдали весь второй этаж, а на первом находится сельский клуб.
- Недаром про библиотеку говорят – храм знаний. А тут прямо в точку попали. Место то святое!
Зазвонил телефон и библиотекарь поспешила наверх. Мимо  с шумом пробежала стая ребятишек.
- Куда вы, чуть не затоптали!
- В теннис играть, тут на первом этаже, - откликнулся самый старший в ватаге.
Сверху раздался голос библиотекаря:
- Ребятишки, не забудьте завтра на мероприятие, будем Наполеона есть!
Мужики в один голос воскликнули:
- Кого?! Бонапарта что-ли?
- Торт называется «Наполеон», но это после лекции, - ответил голос сверху.
- У меня внук каждое лето приезжает, так часто в библиотеку бегает. Для детей там много познавательного. И конкурсы рисунков проводят и праздники интересные.
- Да, уж повезло нам с библиотекарем, как приду за очередным детективом, и чистота, и уют, и разговор приятный, и картины по стенам развешены. Сидел бы, хоть до ночи.
- Вот я не бывал ни разу, а говорят люди знаменитые сюда приезжают на литературные вечера: и журналисты, и поэты, и писатели. Сам благочинный  Весьегонского района в этой библиотеке выступал. Эх, всё некогда, а интересные события  мимо проходят. Уж в следующий раз обязательно пойду на мероприятие.
- Вон моя корова идёт!
Громкий голос из библиотеки:
-Убери корову, она съела все ромашки у исторического объекта! Управы на них нет!
-Ну, я пошёл, а то библиотека скоро закроется.
-Давай и я с тобой. Надо зайти, посмотреть. Уж больно там много интересного. Да и книжку какую возьму почитать. Эй, хозяйка, погоди, не закрывай!

Марина Сабурова 

понедельник, 12 августа 2013 г.

Спасибо

   Спасибо - хорошее слово, самое доброе, как слово «мама». Много добрых слов в русском языке, много добрых людей на Руси. Много добрых дел они делают ежедневно, не замечаемых с первого взгляда, но остающихся в нашей  Памяти.
  Трудно в двух словах рассказать о библиотекаре села Чистая Дуброва Весьегонского района Тверской области Татьяне Орловой, тем более, что я о ней уже писала. В журнале «Библиополе» (М.,№3, 2006г) вышел мой очерк «Пусть улыбок будет море», о котором мне напоминают до сих пор:
- Как Вы могли так просто, ёмко, интересно написать о сельском библиотекаре?
   Не знаю, не знаю. Душа книжная потянулась к родственной книжной душе: видимо, по этой причине. Также родная земля – Малая Родина дала силы, вдохнула в меня русский дух.
   Не люблю возвращаться к старой теме, повторяться. И тут же ловлю себя на несуразности в своём мышлении: разве тема книги, желание искать творческое отношение к своей профессии когда-то устареют? Конечно, нет! Хотя и появляются в печати статьи о гибели книги в будущем. Не верьте им! Книга всегда будет жить и всегда будут у нас хорошие хранители фондов, библиотекари, как Татьяна Орлова, любящие людей и встречающие своих читателей с неизменной улыбкой.
   На майские праздники получила от неё поздравление с наилучшими пожеланиями, представила её доброе лицо, спокойный чарующий голос, её стать – всегда нарядная и какая-то умиротворённая. Очень уж скромная.
   Вспомнила презентацию моей книги «Нам не дано предугадать» в Чисто-Дубровской библиотеке в 2009 году. Татьяна Орлова организовала её на самом высоком уровне, что у меня слёзы потекли из глаз. Выступали читатели, гости библиотеки. Приятно было видеть оформленную книжную выставку своего творчества, экспозицию исторического объекта «Камень», а также постоянно действующие выставки вышивок, различных  поделок, картин. Очень кстати, что библиотекарь как-то смущённо представила нам работы своего зятя, у которого «золотые руки». Он показал, какие кружева  можно сделать из дерева и бересты. Всё верно, почему бы не похвалить зятя! Крепкая семья – большая сила. Умение привлечь к проводимым мероприятиям своих гостей, соседей-односельчан, да ещё не побояться пригласить начальство из района – это тоже поступок!
   Не забыть уютный зал в Чисто-Дубровской библиотеке, новые чистые занавески на окнах, цветы на подоконниках и на столах – домашний бесхитростный уют. Хочется повторить «спасибо и спасибо», что есть у нас в Весьегонском районе Тверской области открытые сердцу библиотеки.
   О многом, как бы невзначай мы говорили с Татьяной Орловой в мои неожиданные и кратковременные набеги с Дальнего Востока в мою первую библиотеку в жизни, где я «паслась» босоногой девчонкой: ходила туда за пять километров из уже исчезнувшего села Камень, засыпала по дороге в лесу тёплым летом над прочитанной книгой. Тогда не понимала ещё, что у библиотеки есть свой график работы. Говорила маме: «Я по дороге книгу прочла, вернулась, а на дверях замок висит». Так и уходил весь световой день для похода в библиотеку. Это были счастливые безоблачные дни.
   Побывать через десятки лет в своей «детской жизни» - в скромном хранилище книг – это для меня открытие, тихий взрыв. Я прислушивалась к себе и к тому, о чём говорила сельский библиотекарь. Татьяна Орлова считает, что все люди одарённые. Бездарных людей не бывает. Их  надо поддержать добрым словом, заинтересовать. Нельзя с человеком разговаривать через губу. Ерунда, что человек не умеет мечтать. Каждый мечтает. «Никому не нравится пошлость, цинизм, трусость и предательство», - как-то сказала она. - «Очень часто книга становится не только досугом, но и хорошим советчиком. Уметь прощать, этому тоже надо учиться».
   Я намеренно не называю Татьяну Орлову по отчеству. Она для меня – пушкинская женщина с романтическим именем Татьяна. Спасибо ей за доброту и Память истории родного края, которую она сохраняет на протяжении многих лет.

     Наконечная Галина Виуленовна, журналист, краевед, библиограф, действительный член Российского географического общества.

Май 2013 года

понедельник, 5 августа 2013 г.

Поздравляем библиотеку и библиотекаря!

С огромной радостью поздравляем КЕСЕМСКУЮ СЕЛЬСКУЮ БИБЛИОТЕКУ с победой в конкурсе на получение  денежного поощрения ЛУЧШИМИ МУНИЦИПАЛЬНЫМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ КУЛЬТУРЫ, находящимися на территориях сельских поселений Тверской области! 
Благодаря этому библиотека получит  денежное поощрение в размере 100 тыс.руб.  




Мы гордимся замечательным библиотекарем  Кесемкой сельской библиотеки ЕЛЕНОЙ  ИВАНОВНОЙ СЕЛИФОНОВОЙ и поздравляем ее с победой в конкурсе на получение денежного поощрения ЛУЧШИМ РАБОТНИКАМ  муниципальных учреждений культуры, находящихся на территории сельских поселений Тверской области!