пятница, 30 марта 2012 г.

Река моего детства...

У каждого человека есть своя река. И совсем не важно маленькая она или большая. Кесьма - река моего детства. До малейших подробностей могу восстановить ту часть реки, длиною всего с километр, о которой хочу рассказать. 
Деревня Иваново стояла высоко на горе, а внизу несла свои воды моя река. У нас, деревенских детей, она делилась на две части: "выше мельницы", то есть плотины, и "ниже мельницы", где и происходили все, самые важные для нас события. Кстати, эти понятия и выражения сохранились в деревне до сих пор. "Выше мельницы" - места неизведанные, там была чужая территория, владения детей деревни Баскаки.
Но именно там, на "чужой территории", и росли удивительно красивые цветы-хохлатки. Цветы, расцветавшие в конце мая были беззащитно-нежны и я никогда не собирала их в букет.
Плотина... Место для купания, а купались все дети уже с конца мая. Особой гордостью было переплыть эти десять метров воды не отдыхая. 
Мы все умели плавать, а учили нас так... Те, кто постарше, затаскивали отчаянно кричавшую "жертву" на середину заливчика и быстро отплывали. Ну, а дальше, захочешь жить - поплывешь. Вода с плотины падала с высоты 4-х метров, с шумом пенилась, бурлила и это было завораживающее зрелище. Под таким водопадом никто не мог устоять. Эта плотина держала всю воду в верховье реки. Я очень любила нырять с открытыми глазами. Подводный мир просто завораживал своей необычной красотой.
Стайки мелких рыбок, шевелящиеся водоросли, и длинные стебли речных желтых кувшинок. Запах этих кувшинок помню до сих пор, это запах свежести, и с ним сравнится только запах чисто выстиранного  и прополосканого в реке белья , которое долго висело на морозе. Все девочки украшали себя бусами из кувшинок, делать которые было очень просто - стебель у цветка был длинный и трубчатый. 
От плотины река делает поворот. Плавный, длинный изгиб длиною метров сто.
Берег в этом месте был высокий, крутой, желто-песчаный и весь в гнездах ласточек-береговушек. Почему-то мне хотелось сосчитать количество норушек, но насчитав несколько десятков, всегда сбивалась. Ласточки трудились целый день, нужно было кормить птенцов. До их гнезд можно было достать рукой, заглянуть в них, но никто никогда этого не делал. Если ласточки начинали летать над землей очень низко, мы собирались домой, знали, что пойдет дождь.
Дальше река мельчает. Именно здесь и стояла мельница (сейчас ее нет), там давно когда-то жили мельники, муж и жена, которых звали Иван и Евдокия. Фамилию их никто не знал, говорили: "Вон Мельниковы пошли". Река становится еще мельче. Вода очень прозрачная, видны большие камни, покрытые зелеными водорослями, которые шевелились, как длинные, распущенные волосы. Дно реки покрывают мелкие камешки, ракушки.
Вот здесь, в этом месте и водилось очень много раков. Крупные, черно-зеленые они лениво ползали по дну, оставляя за собой дорожку. Ловили раков руками, была и норма, трехлитровый бидончик. Здесь же их варили на костре. Кстати, наличие просто огромного количества раков, говорило о том, что вода здесь чистейшая. 
Река течет дальше... За поворотом пекарня. Запах свежего хлеба целый день витал над рекой. Конечно мы заходили туда и получали по огромному ломтю горячего хлеба. Буханки на лотках были огромные... или мы были маленькими? 
С уверенностью могу сказать, с того времени ни один хлеб не сравниться с тем, ивановским... Дальше - лавы, которые постоянно смывала водополица. Вода возле лав была ледяная, здесь бил ключ. Даже зимой, съезжая на лыжах с горки, мы подъезжали к незамерзающей промоине. Именно в этом месте реки хороводились редкой красоты рыбки-красноперки. Ловили их банками с крышкой, на которой было вырезано отверстие. Красноперок набивалась целая банка, они исполняли свой цветной танец, все кружилось как в калейдоскопе. Домой я их никогда не приносила, отпускала, открыв крышку.
В реке Кесьма было очень много и крупной, "серьезной" рыбы. Весной в ледоход, когда вода поднималась почти до деревни, мужики забрасывали саки и когда их вынимали, там бились щуки, налимы, реже-угри. Добычу несли домой мешками. Мы любили кататься на льдинах, перепрыгивая с одной на другую. Затем река входила в свое русло и на берегах оставалось много коряг, тростника , бревен, которые она несла с верховья, и рыбы. Рыба оставалась в ямках, наполненных водой и ждала, когда мы соберем ее руками. 
Трава по обеим сторонам реки была сочная, поэтому очень часто здесь паслись коровы. В обеденное время, когда становилось нестерпимо жарко, все животные чинно шли на водопой. Тогда же, в те далекие годы я впервые услышала по радио песню в исполнении Людмилы Сенчиной и искренне думала, что это песня про мою Кесьму.
- "А по камушкам, а по камушкам речка бежит..."
- Да, бежит.
- "В даль далекую, к морю быстрому..."
 - Да, к Мологе.
- "Если в чем-то сомневаешься... ты к реке поспеши, все ей расскажи".
- Точно про Кесьму. И не спорьте со мной!
Первая страшная трагедия в моей жизни связана тоже с рекой Кесьмой. В 1967 году на глазах у меня она забрала моего отца. Его долго искали, выше плотины было очень глубоко, кто-то предложил сломать часть уже сгнившей плотины. Это сделали и вода обрушилась вниз водопадом, сломав старую плотину. С тех пор ее так и не восстановили... Река стала быстро мелеть и теперь уже трудно найти место для купания. Я давно не виделась со своей рекой детства, хотя живу рядом. Моя река, превратившаяся в ручей, принадлежит другим детям, и это здорово. Только теперь понимаю пословицу: "Нельзя в одну реку войти дважды"...

воскресенье, 18 марта 2012 г.

Колоссально недооцененный поэт. Константин Батюшков. (1787-1855).

225 летний юбилей Константина Батюшкова будет праздноваться в Кесемской библиотеке 29 мая…
Кесьма – место летнего отдыха поэта, место его избавления от забот и волнений. Это в нашей каменной церкви Рождества Пресвятой Богородицы он просил Господа о спокойствии души…
В первое десятилетие ХIХ века, когда еще не взошла поэтическая звезда Пушкина, а «в русской поэзии на слуху другие имена - от уже постаревшего классика Державина до молодого романтика Жуковского», на литературном горизонте появилось новое имя - Константин Батюшков. 
Родился он в семье, принадлежащей старинному дворянскому роду. Отец — Николай Львович Батюшков (1753—1817), мать - Александра Григорьевна (урожденная Бердяева). Годы своего детства Константин провёл в родовом имении — селе Даниловское, около Устюжны. В 7 лет от роду он потерял мать. С 1797 года по 1801 год изучает европейские языки в благородных пансионах Петербурга. В это же время будущий поэт с упоением читает европейских классиков и начинает писать свои первые стихи.
На шестнадцатом году жизни он оставил пансион.
Батюшков считался одним из самых образованных людей того времени, в совершенстве владел французским, итальянским, латинским и немецким языками. В 1805 году выходит в печать его сатирическое «Послание к стихам моим». Начинающий поэт публикуется в петербургских журналах и становится членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Всё в его жизни складывалось удачно, и молодой поэт даже представить себе не мог, какую участь готовит ему судьба. В 1807 году он добровольцем уходит на войну, где получает тяжелое ранение. В официальных документах указывается отменная храбрость губернского секретаря Батюшкова. В воспоминаниях очевидцев «поэта вынесли полумертвого из груды убитых и раненых товарищей». Строки из письма другу Гнедичу: «Любезный друг! Я жив. Каким образом — богу известно. Рана глубиною в 2 четверти, но не опасна, ибо кость, как говорят, не тронута...»
Раненого поэта перевезли в Ригу и поместили в доме немца-мясоторговца Мюгеля. Г-н Мюгель отнёсся к благородному воину уважительно, фрау Мюгель - с чисто материнской нежностью. А их дочь... Но они были совершенно разные. Он из древнего дворянского рода, она из купеческого. Он христианин, она лютеранка. Все переплелось — лето, цветы, война, рана, первая любовь... Чувство было взаимным, да только совершенно безнадежным Разлука была неминуема — и Батюшков, выздоровев, уехал в Санкт-Петербург. О былом остались только стихи:
              О, мой любезный друг! отдай, отдай назад
              Зарю прошедших дней и с прежними бедами,
              С любовью и войной!..
Получено письмо-благодарность «Господин губернский секретарь Батюшков! В воздаяние отличной храбрости оказанной Вами при сражении противу французских войск, где Вы, находясь впереди поступили с особым мужеством и неустрашимостью, жалую Вас кавалером ордена Святыя Анны третьего класса. Коего знак повелеваю Вам возложить на себя и носить по установлению. Уверен, что сие послужит Вам поощрением к дальнейшему продолжению ревностной службы вашей. Пребываю Вам Благословенный Александр».
В следующем, 1808 году, Батюшков принял участие в войне со Швецией, по окончании которой вышел в отставку и поехал к родным, в село Хантоново. «В деревне он скоро начал скучать и рвался в город: впечатлительность его стала почти болезненной, все больше и больше овладевала им хандра и предчувствие будущего сумасшествия».
В 1809 году поэт участвует в походе на Аландские острова. В начале лета он получает отпуск, после короткого пребывания в Петербурге, едет в имение Хантоново, унаследованное им от матери. Батюшков выходит в отставку и живет на доходы с имения, проводя время то в Москве, то в Хантонове. Но доходов этих не слишком много, и мысль о необходимости служебной карьеры не покидает молодого человека. Он мечтал не о канцелярской, а о дипломатической деятельности, которая дала бы ему возможность посетить Европу.
Хантоново. Российская глушь, до ближайшего губернского города Вологды более ста вёрст по непроезжей дороге через леса и болота. Усадьба в свое время была очень красива. Дом и флигель стояли на декоративном уступе с видом на Шексну. Все это было в окружении кустов сирени, акаций и орешника. Красивая длинная аллея, около 100 могучих лип. Дорожки, посыпанные «желтым песочком». На этом же уступе цветник, огромный гранитный камень. Свидетель старины глубокой. Здесь же любимая поэтом «беседка муз», воспетая в стихах. Заканчивался сад большим прудом, в котором водились черные лебеди.
Кесьма –самая крупная и экономически состоятельная усадьба Батюшковых. Иван Семенович Батюшков помещик села Кесьма Весьегонского уезда Тверской губернии, был двоюродным дядей поэта; тот в письмах именовал его «дядюшкой». Судя по сохранившимся письмам, отношение Батюшкова к «дядюшке» было очень тёплым. Иван Семенович многократно исполнял разные поручения Константина: давал деньги в долг, высылал лошадей со своего конного завода, помогал расплатиться с долгами отца и т.д. Племянник часто писал к «дядюшке», однако переписка не сохранилась. В письме к сестре Александре от 27 ноября 1817 года читаем: «К дядюшке писать буду; но скажи ему, сколько я ему обязан!» 
В 1809 году поэт Константин Николаевич Батюшков приезжал в село Кесьма «найти забвение от тревог и проблем» у своего дяди. Посещал он также усадьбу в селе Кесьма в 1810, 1811, 1816 и 1817 годах. В архивах частично сохранилась переписка поэта с кесемчанином, Иваном Семеновичем Батюшковым. Три письма Ивана Семеновича к Константину повествуют о теплых и дружеских взаимоотношениях. В 1817 году Константин Николаевич пишет сестре «Еду сию минуту в Кесьму». А вот так пишет он московским друзьям своим: «Пьяный от холода, забот и усталости, я прибыл благополучно. Усадьба моя и дом, все запечатано. Еду к Ивану Семеновичу в Кесьму». Заботы у поэта были вызваны кончиной отца, Николая Львовича Батюшкова, он беспокоился за судьбу малолетних брата Помпея и сестры Юлии.
О пребывании поэта Батюшкова в селе Кесьма есть статья в журнале «Всемирная иллюстрация» №1398, 1896 год, страница 376. 
С 1810 года Батюшков поселился в Москве, был принят в литературных кругах, однако вскоре поддался уговорам Гнедича и возвратился в Петербург, где получил должность в Императорской публичной библиотеке. Петербургский период продолжался недолго. 12 июня 1812 года Наполеон перешёл границу России. «В жизнь Батюшкова снова вторглась война. Поэт опять в действующей армии, в должности адъютанта легендарного генерала Раевского участвует в заграничном походе против Наполеона. Его отношение к войне переменилось уже в самом начале, когда он увидел сожжённую Москву. Теперь война - не цепь доблестных побед и благородных смертей, а средоточие жестокостей и неизбывного горя. Зачисленный 29 марта 1813 года в Рыльский пехотный полк штабс-капитан К. Батюшков догнал русскую армию под Дрезденом. 4 октября участвовал в «битве народов» под Лейпцигом. Военные дороги К. Батюшкова закончились в столице Франции. Он был свидетелем капитуляции Парижа и торжества победоносной русской армии. Из заграничного похода он возвратился с наградой. За сражение под Лейпцигом Батюшков был пожалован орденом Святой Анны II степени. В 1817 году он оставил военное поприще, где провел лучшее время своей жизни».
Стал чиновником, затосковал и вдруг вообразил, что спасение ждет его в Италии. Добившись перевода на дипломатическую службу, Батюшков в ноябре 1818 года уехал в Рим. Там недуг лишь обострился. В приступе депрессии Батюшков уничтожил все, что успел написать в Риме. Наконец, в 1822 году он вернулся в Россию, но надежды на излечение уже не было. Император Николай Первый дал поэту пожизненную пенсию.
Первая книга Батюшкова "Опыты в стихах и прозе", изданная в 1817 году, оказалась единственной - близился роковой удар.
Катастрофа разразилась в 1821 году, ровно на половине отпущенного Батюшкову срока жизни.
В 1821 году Батюшков остановился на известном европейском курорте Карловы Вары. Поэт которого считали лучшим поэтом допушкинской поры. Видимо в Карлсбаде он написал свое последнее стихотворение:
         Ты хочешь меду, сын? - Так жала не страшись;
         Венца победы? - Смело к бою!
         Не бойся! Бог решит. Лишь смелым он отец.
         Лишь смелым - перлы, мед, иль гибель... иль венец.
Мемориальная доска на одном из домов этого курорта напоминает нам сегодня о посещении города русским поэтом Константином Батюшковым. «Хочу домой, в Россию!» - постоянно твердил он.
В 1827 году консилиум немецких врачей признал болезнь неизлечимой. Летом 1828 года немецкий врач Антон Дитрих привёз Батюшкова в Москву. Весной 1830 года Батюшков заболел воспалением лёгких. От этого недуга в ту пору умирало 99% заболевших. У постели больного собрались друзья, отслужили всенощную. Был Пушкин, но Батюшков не узнал его - он уже никого не узнавал. Под впечатлением этого визита Пушкин написал знаменитое "Не дай мне Бог ….». Провидению было угодно сохранить ему только жизнь тела. В 1833 году поэта перевезли в Вологду. Опекуном больного назначили племянника Гревенса Григория Абрамовича. Судьба уготовила обыкновенному человеку особую роль. Григорий Абрамович Гревенс был не просто родственником Батюшкова и его опекуном - он был добрым гением поэта. У Гревенса, племянника Константина Николаевича Батюшкова, была долгая и трудная жизнь, содержанием и смыслом которой стали сострадание и доброта. Двадцать два года рядом с душевнобольным поэтом. В доме Гревенса Батюшков обрёл обыкновенные человеческие радости, нашёл семью.
Батюшков прожил в Вологде до самой смерти. Он умер от тифа в 1855 году в возрасте 68 лет, пережив многих современников - и баснописца Крылова, и Жуковского, и Пушкина. Как сообщали «Вологодские губернские ведомости» – 1855. - № 42: «7 июля скончался в Вологде Константин Николаевич Батюшков. Не существуя уже для литературы, Батюшков с 1821 года жил в кругу ему родственном, будучи постигнут тяжким недугом».
На могиле Батюшкова «памятник из белого и темно-серого (постамент) мрамора; в верхней части его вделан образ царя Константина, под ним высечена надпись славянским шрифтом...»
Спустя годы, Помпей Николаевич Батюшков решил переместить прах брата поэта в Даниловское. Помпеи Николаевич и Софья Николаевна руководствовались свойственными дворянству представлениями о родовой памяти: «...где же лучше ему лежать, как не в церкви, построенной его прадедом, между отцом и дедом, в церкви, где будут вечно поминать его». Но запротестовала сестра Варвара Николаевна Соколова, которая убедительно просила «не тревожить прах моего брата». А в 30 годы двадцатого столетия очередные реформаторы разрушили маленькую церковь в Даниловском. И прах дедов и прадедов остался под руинами.
Всероссийская акция « Поклон поэту».
Когда то Константин Батюшков писал «…не отыщут имени моего в лексиконе славы». 
18 мая 1878 года 100 летний юбилей поэта в Варшавском университете.22 ноября 1887 года в Петербургском университете торжественное собрание отдела русского языка и словесности… посвящено памяти русского поэта Константина Батюшкова.
18 мая 1887 года Вологда праздновала 100-летие со дня рождения К.Н. Батюшкова. На могилу поэта в Спасо-Прилуцком монастыре возложили «большой металлический венок прекрасной работы». 
Впервые заговорили о постановке памятника поэту в Вологде. Разработано и утверждено положение о стипендии памяти поэта в вологодской гимназии.
Год этот ознаменовался еще одним весьма значительным событием. 
Данью признательности Помпея Николаевича и Юлии Николаевны Батюшковых, к дорогой памяти брата, которому они «обязаны попечением о своём осиротелом детстве и первоначальном воспитании» стало издание полного собрания сочинений К.Н. Батюшкова. 
На прилавках книжных магазинов появилось первое полное издание Сочинений и писем поэта. Предпринятое по инициативе младшего брата Батюшкова - Помпея Николаевича, - трехтомное Собрание было подготовлено Л.Н. Майковым, выступавшим в роли редактора. Л.Н. Майков поставил цель подготовить небольшую справку о жизни Батюшкова, которая по замыслу издателей должна была открывать Собрание. Однако в ходе работы короткая справка разрослась в обширную биографию поэта, основанную на воспоминаниях современников, документальных свидетельствах, фактах разной степени значимости, скрупулезно собранных и проверенных П.Н. Батюшковым, а также автором биографии Л.Н. Майковым. 
1930 год. Краеведческая конференция памяти Батюшкова в Вологде.
В 1965 году, в Вологде, на доме где поэт провел последние дни своей жизни, на полукруглом углу его установлена мемориальная доска: «В этом доме жил и скончался 7 июля 1856 года Константин Николаевич Батюшков». 
Ежегодно, 29 мая собираются почитатели таланта поэта у памятника в Вологде. Чтобы возложить цветы и почтить память поэта.
29 мая 1987 года в Вологде состоялся грандиозный народный праздник в связи с 200-летним юбилеем со дня рождения Константина Николаевича Батюшкова. На холме Кремлевской площади Вологды рядом с Софийским собором был установлен памятник Батюшкову (автор памятника – известный скульптор В. Клыков), выполненный из бронзы, представлявший собой скульптуру поэта, держащего за повод своего боевого коня. Одновременно с этим прошли торжественные встречи в Устюжне, Даниловском и поселке Мяксе Череповецкого района (вблизи которой ранее располагалась усадьба Хантоново).
29 мая 2009 года Ровно в 12 часов дня под звон колоколов все участники действа совершили красивый ритуал в Вологде на Соборной площади, у памятника Батюшкову. Исполнилось Константину Батюшкову в этот день 222 года.
30 мая 2011 года Центр чтения Вологодской областной универсальной научной библиотеки совместно с Музеем К.Н.Батюшкова очередной встречей у памятника поэту отметили 224-ю годовщину со дня рождения великого земляка Константина Николаевича Батюшкова.
Как всегда, ровно в 12 часов, под бой курантов все, кто собрался в этот день, возложили цветы к памятнику Поэта. Затем, по традиции, прозвучали стихи поэта в исполнении студентов педагогического колледжа (в его здании когда-то жил поэт) и ветеранов - участников литературного объединения.
В 12 часов 30 минут на автобусе, который не смог вместить всех желающих, вологжане отправились в Прилуцкий монастырь, где покоится поэт. Возле памятника, в тени огромных деревьев, опять прозвучали стихи К.Н.Батюшкова. 
Через час автобус с поклонниками поэта вернулся к Вологодском Кремлю, где в Иосифовском корпусе прозвучали романсы на стихи Батюшкова и других русских поэтов.
Вот так красиво завершился День рождения Поэта!
Поэт Батюшков возвратился спустя много лет в свою усадьбу.
Разорение, постигшее усадебную культуру, коснулось и Хантонова. Образцовый парк уничтожен. Спилены вековые липы. Осталась только памятная земля. И исследование батюшковедов « Константин Батюшков. Хантоновская хроника.» В 1987 году, в связи с 200-летним юбилеем поэта принято решение о возрождении усадьбы. В 1989 году сделаны первые посадки будущего парка. Одна аллея из шаровидных ив, вторая из лип. В 1990 году высажены голубые ели, кусты сирени и боярышника. В 1997 году, к 210–летию Константина Батюшкова состоялось открытие мемориальной доски на границе усадьбы Батюшковых. В 1998 году прошел в усадьбе литературный праздник «Отечески Пенаты». Состоялся праздник, равных которому не было до этого на Вологодчине. Главное событие праздника – освящение мемориальной территории и театрализованное возвращение из военного похода поэта–воина Батюшкова. Устроители праздника стремятся, чтобы каждый год стал своеобразным открытием новой грани личности поэта и его творчества. Состоялся спектакль «Пушкин и Батюшков». Литературная композиция «Батюшков – поэт и воин». Необыкновенно зрелищным был в 1999 году театрализованный бой за мост. Вологодская областная библиотека проводит ежегодные традиционные батюшковские дни на вологодской земле. В 2007 году прошли в стенах библиотеки в Устюжне Всероссийские научные чтения. По завершении чтений, их участники посетили памятник поэту в Вологде, его могилу в Спасо Прилуцком монастыре и родовое имение семьи поэта в Даниловском. Музей-усадьба Батюшковых и А. И. Куприна» в селе Даниловском Устюженского района – объект культурного наследия федерального значения. Поставлен под государственную охрану Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года.
В 2010 году за счет средств ведомственной целевой программы «Наследие Вологодчины на 2009-2011 годы» завершена реставрация портика южного фасада здания, а также восстановлен балкон мезонина. За счет средств федерального бюджета в рамках реализации программы «Культура России» проведены ремонтно-реставрационные работы кровли и центрального крыльца усадьбы.
Дедовский кров. Даниловское.
В XVIII - начале XIX века в своем имении Лев Андреевич Батюшков построил дом, который сохранился до наших дней в первозданном виде. Это деревянное одноэтажное здание с мезонином, пристройками, со стороны парка представлена открытая веранда с колоннами, балкон. В 1813 году у особняка был разбит липовый парк. Первоначально он состоял из четырнадцати аллей, сейчас их только шесть. По описи имущества около дома также были фруктовый сад, различные дворовые постройки: людские, бани, конюшни, коровник, псарня, каретник, кузница, амбар, а также церковь, около которой находилось родовое кладбище, - но ничего этого до наших дней не сохранилось. До 1917 года имение принадлежало Батюшковым и передавалось ими из поколения в поколение только по мужской линии. После революции усадьба в Даниловском была национализирована. В 1960-м году по инициативе группы краеведов-устюжан здесь на общественных началах открылся народный музей Батюшкова и Куприна. Статус муниципального ему был присвоен лишь в 1970-е годы, когда он стал филиалом краеведческого музея города Устюжны. В 1987 году, к 200-летию со дня рождения Константина Батюшкова на территории парка был открыт памятник поэту (автор - московский скульптор В. И. Юдин). Сейчас усадебный дом является памятником федерального значения, там располагается экспозиция, посвященная истории рода Батюшковых, воссозданы интерьеры XVIII-XIX веков. 11 сентября 2010 года в музее отметили 50 лет со времени его основания. На праздник приезжали потомки рода Батюшковых. 
Для Константина Батюшкова имение в Даниловском было особенным, он очень любил это место и называл его «дедовский кров». Именно здесь прошли его детские годы под строгим надзором Льва Андреевича. В Даниловском будущий поэт освоил азы грамоты, начал сознательное чтение. Сюда в имение он пришлет из Петербурга и письмо отцу с просьбой о благословлении на первый военный поход. В память о двух самых близких для поэта людях в гостиной висят два портрета, на которых изображены дед и отец. Каждый из них был владельцем этой усадьбы и оставил след в ее истории Отсюда, из Даниловского, поэт Константин Батюшков уехал на дипломатическую службу в Италию, откуда вернулся в Россию уже тяжело больным человеком, и в Даниловское больше не приезжал. Домом и имением управляла семья Гревенсов, пока Помпей, сводный брат поэта, не достиг совершеннолетия, тогда Даниловское вновь вернулось к Батюшковым. В конце своей жизни Помпей Николаевич предает имение в надежные руки внучатого племянника, Федора Дмитриевича Батюшкова. 
Так владельцем усадьбы стал правнук кесемского помещика Ивана Семеновича Батюшкова
В истории литературы существуют две биографии Батюшкова
Книга Л.Майкова, была написана более ста лет тому назад, она до сих пор остается самой полной и авторитетной биографией К.Н. Батюшкова. Книга эта вышла отдельным изданием в 1896 году, а впервые майковская биография Батюшкова увидела свет в 1887 году, когда праздновался столетний юбилей со дня рождения поэта.
И вторая биография - “романтическая”, написанная к 200-летнему юбилею Батюшкова (1987) вологодским исследователем В. Кошелевым: “Константин Батюшков: Странствия и страсти”. Обе биографии опираются на документальные источники, доступные авторам, и обе конечно весьма интересны для читателей.
В российском литературоведении есть направление исследовательской деятельности «батюшковедение». 
Начало «батюшковедения» положил Белинский. Мандельштам назвал Батюшкова «записной книжкой не рожденного Пушкина». По словам Александра Пушкина Жуковский и Батюшков создали школу гармонической точности положили начало классического стиля в русской поэзии. 5 марта 2001 года состоялось рождение в России нового общественного объединения «Батюшковское общество». Создано общество с целью объединения усилий, направленных на сохранение изучение и популяризацию творческого наследия Константина Батюшкова. Включение усадеб Батюшковых в состав туристических маршрутов Северо–Запада России. Материальную поддержку оказывает обществу губернатор и администрация Вологодской области.
О славном роде Батюшковых написали биографические исследования известные в литературном мире филологи В.Кошелев, Л.Майков, Е.Воротынцева, Ю.Анхенвальд, А Бобров. Я в своем повествовании использовала материалы этих авторов. А также книгу «Константин Батюшков. Эпоха. Поэзия. Судьба» и альманах «Устюжна. Выпуск 1-2» 2007г., любезно подаренных библиотеке Маргаритой Алексеевной Кузнецовой, библиотекарем из деревни Федорково, а также материалы сайтов http://www.library.ru/, http://www.booksite.ru/, http://www.cultinfo.ru/ustujna/danilovskoe/ 
Библиотека в селе Кесьма присоединяется к юбилейным чествованиям поэта Константина Батюшкова. В настоящее время в библиотеке оформлена для читателей выставка «...И слогу душу дать», собран обширный материал, связанный с биографией поэта. Ежегодные летние детские краеведческие чтения будут также посвящены памяти Константина Батюшкова.

Елена Селифонова, 
заведующая Кесемской сельской библиотекой

суббота, 17 марта 2012 г.

"Иван Яковлевич Билибин. Рождение художника"


По приглашению своего студенческого друга Николая Гронского в имение его родителей Егны Весьегонского уезда Тверской губернии летом 1899 года приезжает ученик знаменитого художника Ильи Репина - Иван Билибин. Именно здесь, в это лето, он родился как художник, который вскоре станет известен всей России. То, что Иван Яковлевич приехал именно в Егны - дело случая, но именно здесь родилась полная чудес, любимая и детьми, и взрослыми, знаменитая "билибинская" детская книга.


О рождении как художника Ивана Яковлевича Билибина, создателя детской иллюстрированной книги,  узнали учащиеся   4-х классов  из электронной презентации  "Иван Яковлевич Билибин. Рождение художника". 

понедельник, 12 марта 2012 г.

Помним и храним. М.М. Верхоланцев


На 80 году ушел из жизни Марат Михайлович Верхоланцев. Вспомнить об этом замечательном человеке собрались на вечере памяти в читальном зале центральной библиотеки те, кто работал с ним, любил его, ценил, кому его не хватает: это родственники, друзья, коллеги, ученики и просто жители Весьегонска.Это был энергичный, неравнодушный, эмоциональный, неординарный человек. Оптимист. Любил жизнь. Любовь к перемене мест и стремление познать новое заставляли его постоянно быть в движении. Прекрасный интересный собеседник. Любил детей, молодежь. Обладал организаторскими способностями: по его инициативе проходило много различных мероприятий. Увлеченно занимался фотографией, туризмом, краеведением, очень любил читать…
Историческая справка о его потомках позволит вам лучше понять этого человека. «Мне посчастливилось родиться в удивительной семье. Когда я перебираю семейный архив, передо мной разворачивается история страны двух последних столетий…» - читаем мы в «Семейной хронике», написанной Маратом Михайловичем Верхоланцевым. Его предки по матери Баснины - богатые сибирские купцы. Максим Баснин, земляк и ровесник Михаила Ломоносова, был в числе первых освоителей восточной Сибири. Его сын Тимофей стал самым богатым купцом Сибири. У Тимофея было пятеро детей, но больше всего прославился его внук Василий Николаевич Баснин. Это был богач, меценат, коллекционер. У него была крупнейшая библиотека и богатая коллекция гравюр. Василий Николаевич дружил с декабристами. Его именем в Иркутске была названа улица. Из-за разногласия с губернатором Иркутска был вынужден покинуть город и переехать в Москву, где был адвокатом. Его сын Николай Васильевич, юрист, искусствовед. Женился на племяннице известного писателя Уилки Коллинза ирландке Элизабет Вильямс. Жил в Париже, позднее в Москве. Занимался адвокатурой. У него был сын Василий и три дочери, одна из них, Анна, станет бабушкой Марата.
Итак, Анна Николаевна Баснина, бабушка Марата. Среди детей она выделялась живостью и красотой, которую унаследовала от своей матери, красавицы-ирландки. Воспитывалась, в основном, под влиянием отца. Свободно говорила на немецком и французском. Окончила Строгановское училище, была ученицей Врубеля. Преподавала в учебных заведениях города Москва, работала в детских клубах. Прожила свою жизнь достойно. После ареста зятя, добровольно приехала в Весьегонск и делала все возможное, чтобы облегчить положение дочери и внуков. Ее муж - Василий Павлович Верхоланцев, дед Марата, инженер по образованию. Он был директором Пресненского металлообрабатывающего завода. После революции заведовал отделом металлообрабатывающих заводов Московского совнархоза. В сентябре 1918 года был арестован, отпущен, вскоре заболел и умер.
Дядя, Василий Васильевич Верхоланцев, пианист. С детства был способным ребенком. Тонкий, высокий, добрый. Изучал общественные науки, труды Маркса, Энгельса, Ленина. Великолепно и своеобразно писал. Окончил Московскую консерваторию. Ему прочили известность. В 1927 году уехал за границу, с началом II Мировой войны связь с ним оборвалась. Василий жил во Франции, Норвегии, Швейцарии. Был близким другом композитора С.В.Рахманинова.
Тетя - Анна Васильевна Верхоланцева, инженер. Это была удивительная женщина. Именно она впоследствии станет «второй матерью» Марату Михайловичу.
Нина Васильевна - талантливая поэтесса, художник, драматург, режиссер, педагог, широко известная в Весьегонском районе народная просветительница. Окончила курсы Ассоциации художников революционной России, Ленинградскую академию художеств, писала в духе Петрова-Водкина.  В 1930 году она встретилась с Михаилом Осиповичем Зюком (Нехамкиным). «Зюка» - псевдоним, в переводе с украинского означает «жук». 
Михаил Осипович родился 20 августа 1895 года в Чернигове в еврейской семье. Обладал физической силой и неуемным, озорным характером. Это был честный, смелый и веселый человек. Коммунист. После Февральской революции возвратился в Чернигов, служил в Красной Армии. Несколько раз был легко ранен. За боевые заслуги награжден орденом Боевого Красного Знамени. Окончил академию имени Фрунзе. В качестве военного советника был в Китае. В 1930 году в Сочи знакомится с Ниной Верхоланцевой, которая осенью переезжает  к нему в Ленинград.
Жизнь молодой семьи была скромной. 26 февраля 1932 года у них родился первый совместный сын, которому по тогдашней моде дали революционное имя Марат. Первое время семья жила в Ленинграде, потом Михаил Осипович был отправлен на Дальний Восток. Нина Васильевна последовала за мужем. В 1935 году они вернулись в Москву. Затем переехали в Полтаву, где 15 августа 1936 года Михаил Осипович был арестован. Нина Васильевна с Маратом возвратились в Москву. Первое время их никто не беспокоил, так как брак с Зюкой не был зарегистрирован. Нина Васильевна сама начала добиваться встреч с мужем, писала письма в прокуратуру, ходила по тюрьмам, пыталась доказать его непричастность к заговору, но все было тщетно. За два месяца до расстрела Зюка, 25 апреля 1937 года, в семье родился младший сын Михаил. Зюк почти год провел в застенках Лубянки и был расстрелян в 1937 году. Позднее он был реабилитирован. 
5 сентября 1938 года Верхоланцевы получили предписание о новом месте ссылки - в город Весьегонск Калининской области.  В Весьегонске им жилось сначала плохо – они встретили здесь непонимание, недоверие и отчужденность со стороны жителей города. Нина Васильевна устроилась на работу в школу, где сначала вела уроки рисования, а позднее немецкого языка. Черная полоса в жизни Верхоланцевых не закончилась: слегла, приехавшая в Весьегонск Анна Николаевна. Весной 1939 года заболевает и перестает ходить двухлетний сын Миша.   Перенос города, война, голод, холод, - все это усугубляло положение семьи. В 1944 году в Весьегонск возвращается Миша, у которого с раннего детства проявляются способности к рисованию. Бабушка предсказывала ему быть знаменитым и не ошиблась. Позднее Михаил Верхоланцев окончил Московское высшее художественно-промышленное училище им. С. Г. Строганова. Он стал графиком, живописцем, художником книги, заслуженным художником РФ, членом Московского отделения Союза художников. Один из лучших в Европе ксилографов – мастеров гравюры на дереве, участник всесоюзных, всероссийских и международных выставок. Живет и работает в Москве. Женат, имеет двух дочерей.
Со временем Нина Васильевна станет лучшей учительницей немецкого языка и единственным профессиональным художником в городе. Она была человеком необычайной воли и мужества, обладала стальным характером, ясным умом. После ухода на пенсию в 1963 году занялась общественной работой, включилась в работу Дома культуры и дома пионеров. Была руководителем детской изостудии. Коллектив самодеятельности под ее руководством стал первым не только в области, но и в республике. Умерла в апреле 1978 года, прожив в Весьегонске почти 40 лет. У нее много учеников и последователей, среди них: Геннадий Клюшин, Андрей Комлев, Геннадий Угрюмов, Владимир Арефьев. В 2005 году была издана книга стихов Нины Васильевны, инициатором создания которой, был Марат Михайлович, ответственным редактором ученик Марата Михайловича Вячеслав Воробьев, художником-оформителем Геннадий Клюшин. В этом же году на доме, где она проживала, была повешена мемориальная доска. Все это написано Маратом Михайловичам в его воспоминаниях.
Марат Верхоланцев окончил Весьегонскую среднюю школу. Любимыми предметами были история и литература. Принимал активное участие в общественной жизни класса, школы. До 13 лет был пионервожатым, в 16 лет вступил в комсомол. Позднее он часто ездил в комсомольские командировки, и одна из них была аж …в 1988году! В 1949 году окончил школу и в течение года проработал старшим пионервожатым Весьегонской средней школы. Потом четыре года учился на географическом факультете Калининского педагогического института. Два раза поступал в Аспирантуру Ленинградского пединститута, но оба раза безуспешно.
В 50-е годы он непродолжительно работал в Камальской средней школе Восточной Сибири. В 58-60 годах жил в Весьегонске. Работал пионервожатым, был членом бюро райкома комсомола. Выступал с лекциями в различных колхозах. Постоянно участвовал в субботниках. 6 декабря 1959 года женился на Нине Шункиной. Потом была Молдавия, где он также работал пионервожатым, Одесса.
В 1962 году Марат Михайлович  снова вернулся в Весьегонск. Поступил работать в Весьегонскую среднюю школу №1 учителем географии и изобразительного искусства. Свои уроки проводил неординарно, они резко отличались от других: давал много материала, отсутствующего в учебнике, учил детей рассуждать, мыслить… А уроки рисования часто проходили на природе, рисунки делались с натуры. Пытался бороться с пороками учеников. Считал, что порядок и чистота - главное в воспитании подрастающего поколения. Он организовал и вел краеведческий кружок. Марат Михайлович очень любил путешествовать: посетил Карпаты, Литву, Молдавию, Кавказ…
Но, к сожалению, работать в школе ему было сложно, его не понимали. Из дневника Нины Васильевны: «4июня 65г. Небывалая весна, небывалое лето. Льет холодный дождь, ветер. Туристы с Маратом в очередном походе. Молодец! Бьют по морде, а он делает свое дело. Только бы уживел. Он него ничего не осталось, а предстоят битвы и битвы… если бы хватило сил до конца, можно было бы победить, но сил может не хватить у Марата… многие на стороне молодого, неоперившего, наскакивающего со всей убежденной молодости, но они молчат…».
В 1971 году он переходит на работу во вторую школу, где кроме географии и изобразительного искусства, преподавал астрономию. Был классным руководителем. Снова организовывал экскурсии, и получал выговоры. В декабре 1974 года его уволили, в марте 1975 на работе его восстановил Областной суд, но ненадолго. Через два года не хотели аттестовать - аттестацию прошел в областной комиссии, предварительно посетив множество учреждений, не исключая Лубянку. Его обвиняли в политической неблагонадежности. Из воспоминаний Верхоланцева: «Работал изо всех сил, преподавал, вел кружки, ходил в походы как одержимый и считал, что меня должны хвалить. А меня ругали, отказывали в аттестации, лишали уроков, держали на половинном окладе и, наконец, не раз пытались уволить…». Но он держался - примером несгибаемого мужества и оптимизма для Марата были его мать и бабушка. В конце 70-х годов им была написана рукопись «Краткая физико-географическая характеристика Весьегонского района» - одна из первых краеведческих работ, она впоследствии станет важным подспорьем учащихся, студентов и краеведов. А потом будут воспоминания о матери, ее театре и многое-многое другое…
За 30 лет работы в школах он выпустил сотни фотогазет, готовил спектакли, ходил в дальние походы, организовал экскурсии. Много лет и сил  было отдано школе, воспитанию подрастающего поколения. И вот: «Осенним вечером 1989 года я зашел   в старую учительскую. Школа уже перебралась в новое здание, и в этой маленькой комнате, где десятки лет собирались учителя Весьегонской школы, теперь была свалена старая мебель. Я присел на стул и огляделся. Смеркалось… В школе не было ни одного человека. И на душе у меня было спокойно, мне казалось, что пришла старость, и вся работа уже исполнена. Я вспомнил, что в этих стенах прошла большая часть моей жизни, здесь же прошла большая часть жизни моей матери. Я решил не торопиться, и в вечернем сумраке ко мне пришло прошлое… На другой день я вынул большую стопку бумаги и начал писать. Ничто не останавливало меня, никто не заставлял, ни перед кем я не был в ответе, только перед своей совестью. Я перебрал документы, накопленные мною за много лет, разобрал фотоснимки, но в основном надеялся на свою память. Я писал для себя, но буду рад, если кому-нибудь станет интересно прочитать мои записки». Так родилась «История Весьегонской школы».
А теперь давайте подробнее остановимся на интересах Марата Михайловича.
Увлечение туризмом началось еще в Весьегонской школе в 1946 году, будучи учеником 7 класса, посещал туристический кружок. 
Первый поход, в котором он принимал участие, был на реку Сить. Затем, уже работая в Сибири, он увлек туризмом учеников. Там он организовал 18-ти дневный поход по Прибайкалью и Забайкалью. Работая пионервожатым в Молдавии, водил детей в пешие и велосипедные походы по берегу Черного моря. Но больше всего им было организовано и проведено походов и экскурсий, живя и работая в Весьегонске. Это:
Ахеологическая разведка по Калининской и Ярославской областям,
Археологические раскопки в Максатихинском районе
Два лыжных похода в Череповец,
Два походы на реку Сить,
Два похода по Устюжанского и Сандовскому районам,  
Три похода в Устюжну через Моденское,  
Поход в Белозерский монастырь,
Поход в Борок Ярославский,
Три многодневных похода по Весьегонскому району,  
Поход по «Золотому кольцу»,
Четыре экскурсии в Устюжну,
Четыре экскурсии в Ярославль,
Шесть экскурсий в Ленинград,  
Две экскурсии в Москву,
Экскурсия в Эстонию.
Находясь на заслуженном отдыхе, он продолжал сам принимать участие в экскурсиях, проводимых клубом «Здоровье» - посетил музей Шишкова в Бежецке, Ахматовой и Гумилева в Градницах, посетил Берново, Старицкий монастырь, музей деревянного зодчества в Василеве. Даже в пенсионном возрасте часто ездил в Москву, Ленинград. Его поездки не ограничивались житейскими хлопотами. Он посещал друзей, знакомых, памятные места, кладбища, памятники… 
На протяжении всей жизни он активно занимался спортом: туризм, велосипед, лыжи, коньки… И здесь, наверное, примером у него была мать - Нина Васильевна тоже увлекалась спортом и даже в молодости была победительницей соревнования по гимнастике в Ленинграде, ходила на лыжах. Увлечение спортом у Марата Михайловича не прошло даже в таком солидном возрасте - он постоянно ездил на велосипеде, ходил на лыжах. А зимой 2007 года купил себе новые пластиковые коньки и пошел на каток…
С большим интересом и энтузиазмом он собирал старинные фотографии. В походах, экскурсиях и просто на отдыхе М.М. не расставался с фотоаппаратом. В результате им сделано огромное количество снимков друзей, знакомых, учеников, природы нашего удивительного края. Сколько их он подарил! Сколько поместил в альбомы! Он сделал фотолетопись Весьегонской школы и Весьегонска.
Конечно, Марат не мог оставаться стороне и  принял самое активное участие в жизни театрального кружка, агитбригады, руководимых Ниной Васильевной. Им сыграно множество ролей в спектаклях. 
Марат Михайлович увлеченно вел переписку с родственниками, друзьями, знакомыми. Так, например, с Валентином Распутиным, с Н.П. Кончаловской, с жителями Иркутска.
Выросший в семье художников, Марат Михайлович не мог оставаться равнодушным к живописи. Он те только прекрасно разбирался в ней, но и хорошо рисовал сам, постоянно, на протяжении всей жизни, учил рисовать детей, приобщал их к миру искусства. Кроме уроков в школе, он организовывал занятия в кружках при Детской школе искусств, музее, детской библиотеке. Благодаря его усилиям, стремлению научить познавать прекрасное, многие юные весьегонцы научились правильно держать в руках кисть, рисовать.
Прекрасно знавший все окрестные леса, болота, реки Марат Михайлович постоянно совершал вылазки на природу за грибами, ягодами.
Кто только в нашем городе не знал Марата Михайловича! Многие жители гордятся тем, что были дружны с этим удивительным человеком. Он поддерживал тесную связь со многими организациями. Но чаще всего он посещал Весьегонскую центральную библиотеку. Он был  на протяжении всей жизни нашим постоянным читателем, читателем №1. Любовь к чтению Марат унаследовал от своих предков. Чтение вслух по вечерам было семейной традицией. Читать начал рано, в пять лет. Первая прочитанная самостоятельно книга - «Сказки «Андерсена». И так как детских книг в библиотеке было немного (война), рано начал читать взрослую литературу. Чтением пытался заглушить чувство голода – читал все, что под руку попадалось. А позднее, на протяжении всей жизни, «читал захлебом». Прекрасно разбиравшаяся в поэзии, знавшая наизусть Маяковского, Бальмонта, Игоря Северянина и других поэтов, мать, Нина Васильевна, привила любовь к поэзии. Позднее перечитал многие произведения классиков: Толстого, Тургенева и др. и мнение о прочитанном со временем изменилось. Марат Михайлович читал не только книги, но и все «толстые» журналы, которые получала Весьегонская библиотека. Не только читал, но и делал выписки из книг. В дневниках мы находим цитаты и впечатления от прочитанного: о Тынянове, Паустовском… Марат Михайлович любил читать Дину Рубину, произведения не только классиков, но и новых современных авторов. Но больше всего увлекался исторической литературой. 
Он принимал самое активное участие во многих мероприятиях, проводимых в библиотеке. И даже сам проводил некоторые из них, в основном по краеведческой и литературоведческой тематике. Но самая большая заслуга Верхоланцева в том, что он подарил библиотеке огромное количество краеведческих материалов: рукописных, машинописных, альбомов, фотоальбомов. Они все пользуются огромным спросом среди сотрудников и посетителей библиотеки. Это подарок щедрого человека на все времена. 

Большое количество альбомов было так же передано детской библиотеке, где в последние годы Марат Михайлович вел кружок рисования для детей города.
У него была тесная связь с краеведческим музеем города, Детской школой искусств, редакцией газеты «Весьегонская жизнь» и многими другими.
Марат  Михайлович увлеченно занимался не только фотографией, туризмом, но и краеведением.  Многие походы и экскурсии носили краеведческий характер. В школе он организовал и вел краеведческий кружок. И некоторые ученики, посещавшие его, определили свой дальнейший профессиональный путь: «Да и как было не увлечься краеведением, когда рядом был изумительный наставник — Марат Михайлович Верхоланцев. Он, худощавый, быстрый в движениях, легкий на подъем, казалось, заряжал своей энергией и любовью к истории малой родины всех девчонок и мальчишек в кружке, которым руководил … Во многом Марат Михайлович повлиял и на окончательный выбор будущей профессии Воробьева. Когда узнал, что его, одаренный и очарованный историей и географией,  ученик собирается поступать на филологический, то с убежденностью произнес: «Слава, без филологического образования можно стать писателем, а вот хорошим историком без специального образования – увы!». И мы знаем - Вячеслав Михайлович Воробьев стал не только хорошим историком, но и доктором культурологи, кандидатом исторических наук, профессором, заведующим кафедрой теории и истории культуры Тверского филиала Государственной академии славянской культуры, членом союза писателей России и к этому причастен Марата Верхоланцева.
Марат Верхоланцев дружил со старожилами города: Расцветаевым и Гришиным. Около 40 лет назад он стал записывать их рассказы, «слушая которые он стал по-иному воспринимать чужой и даже враждебный некогда город, более того сумел его полюбить…». Сначала он подарил машинописный материал Весьегонской библиотеке, затем опубликовал его в местной газете,  а позднее -  в рубрике «Рассказы старожилов» в альманахе «Весьегонск». В этих альманахах были также опубликованы и его материалы «Семейная хроника», «Краткая физико-географическая характеристика Весьегонского района». Он был в составе редакционного совета альманаха. У него была тесная связь с краеведческим музеем города.
Всю жизнь он собирал архив своей семьи (Басниных-Верхоланцевых, Нехамкиных, Шункиных) и передал много материалов в различные  музеи, Государственный Архив Российской Федерации. Оформил множество краеведческих и фотоальбомов.
 Марат Михайлович – не только автор названных ранее крупномасштабных работ, но и многочисленных публикаций краеведческого содержания в районной газете «Весьегонская жизнь». Его материалами при написании своих книг пользовались авторы Купцов Б.Ф. и Ларин Г.А., сотрудники библиотек при проведении краеведческих вечеров и уроков, педагоги, студенты, учащиеся…В декабре 2007 года он принимал участие в качестве слушателя в 3 областной конференции краеведов.
С 2007 года у Марата Михайловича появилось еще одно увлечение – освоение компьютера.
И все это время рядом с ним находилась его верная и преданная жена – Нина Ефремовна Верхоланцева (Шункина).  Скромная, терпеливая, хозяйственная женщина, заботливая жена и мать. Они прожили вместе 52 года. Столько тяжелого, в прямом и в переносном смысле, и радостного было пережито и прожито вместе! Вот несколько строк из его записей: «Мы с ней очень дружно живем и я благодарен каждому дню…», «Нина чувствует себя неплохо, и это главное», «Вечером я был уже в Весьегонске, где меня ждала моя милая Нина…». У них вырос сын Сергей, который подарил своим родителям двух внуков – Александра и Алексея. Один из них живет в Санкт-Петербурге, другой учиться в Твери в ТГТУ. Одно из наставлений  любящего деда своему внуку Леше: «Жизнь - вовсе не сахар. Она трудна, тяжела. Но надо терпеть. Кругом люди, они тоже трудные, но надо учиться с ними ладить. Иначе нельзя!». Он очень переживал за внуков. Со временем изменилось у Марата Михайловича мнение и о своей жизни. «Гляжу теперь назад - сколько у меня было ошибок! Причем, не мелких, которые вполне простительны, а таких постоянных, пожалуй,  объяснимых только моим особым характером. В тяжелых ситуациях я вел себя в обществе неверно, в годы увольнений, в школе перед учениками. Как будто нарочно ставил себя под удар, и получал удары. В этих ситуациях я не находил нужных слов, чтобы убедить окружающих. Пожалуй, также вел себя и в семье: будучи любящим мужем и отцом, не находил часто общего языка с семьей» (16 декабря 2009 г).
В своем выступлении я старалась охватить все этапы жизни и труда Марата Михайловича, но многое, конечно же, осталось и несказанным. Это дает вам право продолжить и дополнить мой рассказ.
Потомки по достоинству оценят труд Марата Михайловича Верхоланцева, вложенный в воспитание подрастающего поколения, в продолжительный сбор по крупицам материалов по истории Весьегонского края и семьи Басниных-Верхоланцевых.  Мы будем помнить Марата Михайловича как человека творческого, увлеченного, истинного краеведа. И лучшая память об этом человеке – это чтение его материалов. Наша задача - сохранить их и предоставить каждому желающему познакомиться с ними.
Мы разделяем с его родными и близкими горечь утраты.
Светлая ему память.

Литература:
Верхоланцев  М.М.  «Истоки» / М. М. Верхоланцев // Весьегонская жизнь. – 1996. – 11 октября. – (К 220-летию образования Весьегонской школы)
Верхоланцев М.М. История одного города: очерки по истории Весьегонска (1920-е - 2010-е годы). В 3 кн. / М.М.Верхоланцев. – Весьегонск, 2000. – 52с.
Верхоланцев М.М. Краткая физико-географическая характеристика Весьегонского района / М. Верхоланцев - Весьегонск, 1979. – 17с.
Верхоланцев М.М. Походы и экскурсии Весьегонской школы: альбом.
Верхоланцев М.М. Семейная хроника/ М.М. Верхоланцев // Весьегонск. Краеведческий альманах. Вып.1. - М.: Филиал ФГУП «Военное издательство» МО РФ, 2006. – С. 63-119
Верхоланцева Н. Стихотворения / Н. В н. 7 с.м мир, 2005. ворения.  - Тверь: тарана вом. негодование ь стихов Нины Васидбевны обращены к родным и знакомым. льшую ча. Верхоланцева  – Тверь: Славянский мир, 2005. -  107 с.
Марат Михайлович Верхоланцев // Весьегония: Словарь-справочник / Ларин Г.А. - М.: ИД «Ключ-С», 2010. - С.319

среда, 7 марта 2012 г.

Святое место - Камень

"Село Камень умерло. Погибло. Сначала под напором невежества и необразованности - это когда закрыли Троице-Пятницкий монастырь и разогнали монашек, взорвали удивительной красоты соборный храм и колокольню. Затем в силу амбиций, когда на месте монастыря Каменский детский дом был расформирован, его сотрудники разъехались по России. Жители села Камень вынуждены были из села, затерянного в густом лесу выбираться и обживать новые места. Завершила жизнь Камня природа: скрыла от людского глаза под своим зеленым покровом загадочный, Богом найденный святой уголок весьегонской земли.
Здесь церковные колокола когда-то звонко созывали на богослужение жителей окрестных сел. Дороги, как паутинки вели из Борщева, Чистых Дубрав, Хмельнева, Поповки, Комлева, Лопатихи, Чамерова и многих других хуторов. Местность на Камню поражала тогда богатством форм рельефа. Теннистые, неземные, иссиня-белые березовые рощи. Игривая, серебристая, с множеством рыбешки, неглубокая и неширокая речушка Суховетка, на ее берегу и лежал "святой" Камень."
"У Камня в давние времена стояла добротная часовня. Кто шел по тропинке к монастырю, непременно подходил к камню, который имел ложбинку, наполненную водой, считавшуюся святой. Поток людской к самой таинственной часовне на Руси был неиссякаем. Шли годы. Исчезли с лица земли монастырь и часовня, а сам камень остался.Он затаился до лучших времен, с обидой закрыл глаза и перекрыл источник святой воды. Его поверхность раньше всегда была чистой и умытой. Все, что попадало на него, смывалось дождями. Кажется, время постепенно должно похоронить камень, но он еще пока жив и виден на поверхности земли. Нет лишь села Камень и всего, что связано с ним...Где-то в конце 18 века заблудился в лесу путник. К ночи он очень устал и пригорюнился. Присел на сорванные ветки валежника и стал прислушиваться. Музыка не музыка, а что-то ему послышалось. Какие-то небесные звуки. Вроде с неба лились. Вдруг, откуда не возьмись к его ногам пробрался тоненький лучик света. Путник пошел на лучик и вышел к березке, на которой висела чудотворная иконка. Музыка прекратилась, в наступившей тишине он заснул крепким сном. Проснувшись он увидел огромный камень округлой формы из которого бил фонтанчик воды. Камень лежал на крутом берегу неширокой реки, воды которой были чисты и прозрачны, как слеза ребенка. Догадался путник, что это воды реки камень питали. Вскоре он поведал миру о таинственной иконе и загадочном камне. Находчивые божьи люди построили на этом месте часовню. Гораздо позже был построен в этом лесу, через речку Троице-Пятницкий женский монастырь.Датой его основания считается 1895 год."
"Собор был из красного кирпича. Он имел три входа: с западной,южной и северной.Ступени крыльца были большими и широкими из серого гранита. Пол собора подпирали своды печей, в зимнее время прихожане вставали и молились на теплом полу. Двери были с цветными стеклами (витражами). Со стен на прихожан смотрели большие, в полный человеческий рост, иконы. Пол в соборе был выложен из цветных керамических плиток разными рисунками, около стен стояли крашеные скамейки. Территория монастыря утопала в пышных зарослях цветов и деревьев, в прямых липовых и березовых аллеях без устали пели соловьи. Монастырь имел большое подсобное хозяйство: мельницу, пасеку. Огороды были плодородны и хорошо удобрены. Монашки жили на горе. Звали их уменьшительно-ласково: Олюшка, Ленушка, Катенька. Все работали не покладая рук: стегали одеяла, тюфяки, разводили лошадей и коз, лечили людей. Хлеб пекли в русской печи, он получался вкусным, с хрустящей корочкой. К селу прижимался хвойный лес, который щедро кормил ягодами и грибами. Вокруг села покоились раздольные льняные и клеверные поля, колосилась рожь."
"Собор был разрушен в зиму 1941 на 1942 год. Сначала жгли иконы, не подозревя об их ценности. Многие жители Камня тайком уносили иконы к себе домой. Собор взрывали несколько раз, но все не получалось, настолько качественная была кладка. Тогда решили взрывать потолок и купола. Это удалось. Взорвав потолок, начали взравать стены. Была зима, весь снег метров на 500 был красным от кирпичной пыли". Кирпич возили в Кесьму на строительство запасного аэродрома. Идет война. На Камень прибывают первые дети-сироты, которых селят в кельях, переделанных под жилые помещения.Сколько они перетерпели ужасов, прежде чем нашли родной дом на многие годы... После 1953 года в детском доме находился интернат для умственно-отсталых детей. Закрыли и детский приют. А лес как будто этого и ждал, когда наступит умиротворение..."

При подготовке использована книга Галины Виуленовой (Наконечной) "Святое место на Тверской земле" г.Кимры,1997 г.